Продолжение азиатского дневника. Тур в Тибет

Как говорится, - лучше поздно, чем никогда 🙂 Ради Турбины решила дописать азиатский дневник. Под катом - все 7 дней нашего тура в Тибет. В буквах. То же самое, но с картинками - на Турбине (http://tourbina.ru/authors/vasilisa101/)
Предыдущие дни азиатского дневника живут где-то здесь.

17 апреля, день 103

Катманду - Ньялам

Тяжеловато вставать в 5 утра, но нас уже ждет Тибет! Вчера, когда утрамбовывала вещи в рюкзак, нашла в его крышке очки от солнца и перчатки нашего портера Сони. Ну и растяпа же он, все-таки 🙂 Докидываю последние вещи в рюкзак и начинаю будить Диму. На него вчера нашло лирическое настроение в связи с двумя употребленными бутылками виски, а особо из-за пива, последовавшего за ними. В таком настроении он очень любит полночи слушать какую-нибудь бодрую русскую музыку и сидеть в интернете. Поэтому вставать ему сегодня очень тяжело 🙂

Выходим из отеля в 5:45. Рюкзак настолько огромный и тяжелый, что Диму на поворотах заносит. К нам подбегает какой-то парень, говорит что надо подождать еще двух человек. Несмотря на ранний час, по улицам уже тянутся туристы с рюкзаками. Приходят и те, кого ждем. Вчерашние канадские девушки из турагентства. Одна из них с такой же черной сумкой, как у нас. Тоже, наверно, сувенирами закупилась 🙂 Парень говорит, что до автобуса идти минут 15. Дима не очень рад такому раскладу, весь употел, пока дошел. На пределе грузоподъемности, говорит, наш рюкзак 🙂 В одном из автобусов, припаркованных у дороги, он видел наших старых знакомых, австрийцев. Ну, значит еще свидимся. На крыше нашего автобуса стоит парень, принимает сумки - багажного отделения в автобусе нет. Вернее, оно наверху 🙂 Дима, поднапрягшись, поднимает над головой наш рюкзак. Парень еле его затащил наверх. Народу в автобусе мало, всего несколько человек. Парень из отеля, сопровождавший нас до транспорта, не то гид не то нет, не могу понять.

Едем по утреннему Катманду. Большой город. Жизнь уже кипит. Индией немного отдает: грязновато и коровы опять по улицам шляются, нищие спят прямо на улицах. Но вместе с тем, есть и вполне современные здания. На большом стадионе коллективно медитирует большая толпа народа. Странно думатЬ, что вот они сейчас закончат и разойдутся по офисам, на работу.
Долго едем по раздолбанной дороге вдоль довольно депрессивного вида кварталов. Вариант наших хрущевок. Вся дорога перекопана экскаваторами. Строят что-то. За городом начинаются поля с желтой пшеницей. Много. Никогда не видела этой сельхозкультуры так много, как за эту поездку. Только выехали из Катманду, немного проехали по полям, по горам и - уже останавливаемся на завтрак. Все, говорят, оплачено, садитесь кушать, сейчас подадут. Столики стоят на террасе с красивым видом на горы с огородами в виде террас. Правда, все в серой дымке с утра.

Наши знакомые австрийцы тоже тут, садятся со своей группой за соседний ряд столов. Их группа намного больше, в нашей всего человек 15. Рассказывают нам, что Макс с Олегом недавно улетели, они их встречали в Катманду на днях. Дедушка что-то похудел и вроде как постриг бороду. А его спутница все такая же бодренькая.

На завтрак сегодня омлет, кофе с тостами и смешное количество жареной картошки с луком. Положили как украли, на одну чайную ложку поместится. Особенно смешно выглядит на огромной тарелке, на каких обычно подают завтраки. Не очень сытно, прямо скажем. Сидит наша группа за столами, выставленными в ряд. Один из наших соседей, рыжий парень из Америки, рассказывает, что путешествует 16 месяцев. Солидно 🙂 Еще один парень на другом конце стола постоянно улыбается. Даже когда сидит молча. Странный тип.
Пока пьем кофе, нам раздают для заполнения миграционные карточки. Их надо отдать китайским погранцам.

После остановки едем по серпантину. Вскоре начинаются посты с военными. Гид (или его ИО, никак не пойму) проводит с нами инструктаж. Нельзя везти через границу тибетский выпуск путеводителя "Лонли пленет", потому что в нем есть портрет далай-ламы и герб Тибета. А это категорически запрещенные китайцами вещи. Гид пугает, что в случае чего нас отправят обратно в Катманду. Дима меж тем припоминает мне желание купить закладку "Свободный Тибет" 🙂

Дорога начинается совсем разбитая, зато с красивыми видами: водопады и зеленые живописные горы. Сижу у окна, наблюдаю с моей стороны пропасть, начинающуюся прямо под бортом автобуса. Внизу река горная течет. Порожистая. Встречный транспорт пропускаем, сдавая назад и прижимаясь еще плотнее к краю дороги. В один из таких случаев вижу, что сдающий назад, только что пропущенный нами автобус, зависает задом над обрывом, чтобы пропустить грузовик.
Хорошо, что пугаться приходится не долго. Вскоре приезжаем к границе.

Говорят, надо идти в гору 10 минут, пройти все необходимые формальности и еще 10 минут прогуляться. Вокруг нашего автобуса толпится местный народ, предлагают себя в портеры. Дима совсем не хочет таскать наш невероятно раздувшийся рюкзак в гору. Спрашивает, сколько стоит портер. Парень просит 150 рупий. О, отличная цена. Правда, он не обрадуется нашему багажу... Ждем, когда с крыши спустят наш рюкзак, предъявляем его парню. Но тот делает что-то странное. Берет рюкзак и одевает его на плечи стоящей рядом молодой девушки с ребенком. Дима таким поворотом дел сконфужен. Неудобно нам как-то. Да и девушка не особо довольна, морщится от веса. Но делать нечего, уже вся наша группа учесала вперед, надо догонять. Девушке тяжело, кряхтит. Наш рюкзак почти с нее высотой. Встречные местные, знакомые ее, смеются, видя что ей сегодня досталось. Злыдни какие. Дима тоже убежал вперед, догонять остальных, а я иду с медленно бредущей в гору девушкой. С меня сейчас можно писать плакат "Долой эксплуататоров!" 🙂 Девушка, кстати, идет в гору с нашим рюкзаком, обутая в резиновые тапки на босу ногу. А чтобы было не так тяжело, повязывает вокруг пояса шелковый шарфик, он немного разгружает плечи (правда, у нас специальные ремни есть на рюкзаке для этого, но ей некогда разбираться). Приходим к непальскому таможенному пункту, который располагается в неприметном темном домике. Отдаем паспорта, ждем прямо на улице, когда нам оформят документы. Тот, кто исполняет обязанности гида, выносит минут через 10 паспорта и визы. Групповая китайско-тибетская виза выглядит как 2 листочка формата А4, на которых написаны наши имена и стоит красный штамп. Один листок отдаешь, когда въезжаешь, другой - на выезде. Экзотично.

Пока опять чего-то ждем, захожу внутрь здания и спрашиваю, где тут у них туалет. Мне показывают в сторону помещения без света, где, судя по шуму из крана, с сильным напором на пол хлещет вода. Не решаюсь туда войти. Однако, какие-то местные девушки заходят. Очень странные удобства на границе. Кроме нашей группы перехода границы ждут и другие. Приходят и австрийцы. Вместе разглядываем странные китайские визы. Женщина рассказывает, что купила, когда была в России, стандартную обложку для российского паспорта. Забавно, обложка с орлом, а открываешь - гражданка Австрии. Дедушка же крутит в руках мой, в нестандартной (дизайна Студии Лебедева) обложке, паспорт. Оказывается, он умеет читать по-русски, и довольно бодро. По крайней мере названия национальностей 🙂 Рядом с моим рюкзаком сидит смуглая, но не азиатского вида девушка, бритая наголо. Подозреваю, что паломница. Бодро общается с туристами и на английском и на французском. Аха, себя наверно тут ищет...
Вся группа получила паспорта, идем к границе. Наша девушка-портер отстает. Теперь уже над ней некому смеяться, вокруг много женщин, все тащат что-нибудь. От бочек с жидкостью (с метр высотой) до небольших газовых баллонов (уж не знаю, пустые или полные). Идем через "Мост дружбы", останавливаемся ровно посередине. Проведенная желтой краской линия означает границу. Толпимся всей группой около суровых китайских погранцов. Лица кирпичами, проверяют документы. Все проверили, всех пропустили.
На другой стороне моста - огромное здание в мраморах. Новое, блестящее. Стилем напоминает Дом советов в каком-нибудь небольшом провинциальном городке. Внутри все оформлено как в лучших европейских погранпунктах: навигация, рентген вещей, охрана. Первые несколько секунд испытываешь шок. Уже привыкли ведь что тут горы, деревня, все по-простому. Ниагары в темных туалетах шумят... Стоим в очереди на досмотр багажа. Парень впереди, из нашей группы, как раз тот, что улыбается все время, знакомится с нами. Оказывается, он испанец, из Барселоны. Зовут Даниэль. Правда, он уже давно обретается в Непале, а раньше учился в Лхасе, знает тибетский язык. Занятный тип. После рентгена идем к столику, за ним стоит парень, осматривает содержимое сумок. На предмет запрещенных портретов, наверно. Прямо сверху нашей черной сувенирной сумки лежат три коробки с музыкальными сиди, которые крайне возбуждают китайцев. Подбегает дядька, хватает их и убегает "проверять". Хм, на дисках вроде как тибетская музыка, купила в Катманду накануне отъезда. А вдруг там есть что-нибудь запрещенное? Я же не разбираюсь. Как бы не отправили обратно в Непал 🙂 Больше ничего интересного в наших вещах не находят. Заглядывать в огромный набитый рюкзак опасается сам таможенник, по-моему. Смотрит только то, что сверху и пропускает дальше. Решаю немного покачать права и спрашиваю, а когда отдадут обратно мои музыкальные диски? Обещают отдать. Дальше стоим в очереди на проверку паспортов и виз. Из окна здания таможни открывается на редкость живописный вид на непальскую сторону реки: фееричная помойка огромных размеров на склоне. Самое забавное, что она видна в основном с этой стороны, поскольку весь мусор находится на склоне. Подарок китайцам - красивый вид из окна на работе 🙂 Пока стоим в очереди, наблюдаем толпу местных, перетаскивающих на себе различные грузы, быстро проходящих по каким-то удостоверениям на китайскую сторону. Такой вот у приграничных жителей бизнес, похоже. Тот парень, с которым мы договаривались сначала, тоже здесь. Тащит какой-то баул. Вполне может быть, что он как раз муж нашей девушки-портера и они работают тут всей семьей. После проверки документов опять рентген (зачем второй раз?). "Вы везете КНИГИ?" тоном инквизитора вопрошает погранец. Конечно, мы везем книги 🙂 Переворачивает всю сумку с сувенирами, достав со дна сувенирную книжку по Непалу. Чуть ли не нюхает ее. Только что возвращенные мне диски с музыкой опять тащат на проверку. Кошмарные люди. После того, как их опять возвращают и я с недовольным видом запихиваю так тщательно уложенную до этого и не помещающуюся теперь сувенирку в сумку, мы наконец выходим на китайскую территорию. Нас встречает небольшого роста улыбчивый гид, его зовут Риксан. В его сопровождении, последние из группы, идем к машинам. По дороге меняем последнюю 1000 рупий на юани, даем девушке-портеру 240 рупий (мне стало ее жалко, решила дать побольше, все равно это смешные деньги) и конфету ребенку. Девушка так, похоже, обрадовалась, что ее как ветром сдуло, даже спасибо не сказала. Наша группа теперь уменьшается до 7 человек и двух машин. Одна джип, тойота лендкрузер, другая - минивен, на котором спереди значок хендая, а сзади какого-то JАC. Кладем свои вещи в тойоту, а сами садимся в мнивен. Дима не очень этим доволен, но в крузаке осталось только одно место. Зато гид едет в нашей машине. Кроме нас и него в минивене еще две канадские девушки, те самые, которых мы видели в турагентстве еще вчера и водитель по имени Цоло. Едем не долго, можно сказать, просто проезжаем вперед по улице. Гид говорит, что вроде как надо до 6 вечера кого-то подождать, кто проспал выезд из Катманду. Но на моих часах только два дня! Так долго ждать? К моему удивлению канадские девушки никак не удивляются такой новости. Спрашивают, где здесь можно перкусить. Ладно, пойдем и мы в кафе. На улице холодно, дождик накрапывает. В архитектуре зданий явно просматривается наше общее с Китаем совковое прошлое. Вид советского санатория в тибетских горах, что может быть тоскливее... Брр, чувствую, что родина внезапно стала гораздо ближе.
Слоняемся по улице в поисках подходящей для ланча едальни. Испанец Даниэль хохмит на тибетском с местными девушками. Пользуется у них большим успехом. Как все-таки важно говорить на родном языке собеседника, с нами местные никогда так не кокетничают. Внезапно меня осеняет, что тут может быть разница во времени с Непалом. Спрашиваю, который час. А, точно. Надо перевести часы на 2 часа вперед. Получается, что ждем мы тут всего два часа. Это как раз, чтобы неспешно покушать. Какая-то местная тетка бегает по улице и уже в сотый раз спрашивает у нас, не хотим ли мы поменять деньги. То ли она нас не запоминает, то ли ей вообще все равно, просто повторяет каждый раз как видит европеоидов 🙂 Юани дороже рубля, так что цены надо умножать на 5. Заходим в кафе, куда идут все наши попутчики. Интерьер интересный: помесь родного совка с новомодным креативом. Под потолком развешаны флаги разных государств, а вокруг стола кружат многочисленные мухи. Цены высокие. Едим на 93 юаня, хотя ничего особого не заказывали. От нечего делать идем в машину. Понимаю, что я очень давно не сидела в чистой теплой машине, когда на улице идет дождь и холодно.
Опоздавших людей мы так и не дожидаемся, стартуем. Сначала после выезда из города идет ремонт дороги, поэтому приходится некоторое время ждать, когда встречный транспорт пропустит или буксовать по грязи над обрывом. Но вскоре ремонт заканчивается и дорога становится отличная: двухполосная, с ограждениями и разметкой. Едем с комфотром вдоль зеленых склонов гор, облака почти над нами висят, дождик.
Довольно быстро пейзаж меняется. Показываются из-за туч снежные вершины, растительность со склонов гор исчезает. Теперь все коричнево-серое вокруг. Приезжаем в какой-то городок, заселяемся в тесный номер без удобств, зато с разноцветными пушистыми одеялами. На столике стоит большой китайский термос с кипятком. Вот бы еще хоть один пакетик чая дали к нему 🙂 Едим шоколадки из своих припасов, запивая их кипятком. Дима притаскивает из магазина внизу пачку ломтиков мяса яка, упакованных так же, как у нас обычно продают кальмаров к пиву. Мясо жесткое и не вкусное, с каким-то привкусом. Не можем все осилить. Дима ложится от нечего делать спать, а я иду на улицу. Там стоит Даниэль, болтает с местной детворой. Спрашиваю, как по-тибетски здороваться. Говорит мне такое длинное и сложное слово, что сразу забиваю на эту идею. Захожу в в интернет-кафе почти напротив нашей гостиницы. Свободное место там есть только одно, с китайской виндой. Все остальные заняты играющими в контру или что-то подобное китайцами. Прошу девушку-админа переключить мне язык клавиатуры на русский. Я же не понимаю иероглифов 🙂 Но она не знает английского. Открывает гугл-переводчик, общаемся через него. Когда излагаю свою просьбу девушке, она светлеет лицом и находит в списке русский, ура! Стоит интернет здесь 8 юаней в час. Не очень дешево, но и не сказать чтобы особо дорого.
В Китае, все-таки, люди не без причуд: туалет в нашей гостинице мало того, что с окном почти до пола, так еще и без штор. По вечерам постояльцы могут наслаждаться открывающимися из окна красивыми видами на деревню, а местные - развлекаться просмотром шоу с участием туристов. Душа здесь тоже нет, только железные раковины в ряд, как в армии... Ладно, пару дней без душа пережить можно.

18 апреля, день 104

Ньялам - Латзе

Стены и дверь в номере такие тонкие, что прекрасно слышно, как ходят по лестнице и собирают вещи постояльцы соседних номеров. Опасаюсь, что это наша группа. Но поскольку нас никто не будит, а время еще слишком раннее, решаю забить и не беспокоиться. Встаем на завтрак в 9-30, правда, вылезать из-под одеяла ломает. Но мы теперь в составе тургруппы, нехорошо задерживать остальных. Два парня из Бельгии, которые едут в тойоте вместе с Даниэлем, рассказывают, что их по ошибке разбудили в шесть утра и они выбежали с вещами на улицу, но никого из нас не обнаружили. Рано утром уезжала другая группа.
Перед выездом немного прошлась по деревне, пытаясь хоть что-нибудь сфотографировать. Спросила у девочек, можно ли их сфотать. Шарахнулись от меня 🙂 Не хотят фотографироваться. Главное, чтобы это не было признаком всех тибетцев... Гуляю по улице: домики с орнаментом, шерстяные коровы, тетушки с корзинами хвороста за плечами... Посередине этого всего стоит большое новое здание администрации все в том же совковом стиле. Школьники в бело-голубой школьной форме, представляющей из себя спортивный костюм курят в уголочке. Хм, им на вид не больше двенадцати, рано еще курить. Но особо они не прячутся, значит не гоняет их за это никто.
Выезжаем двумя машинами, дорога хорошая и красивая. Вокруг только голые, без растительности, горы, да распаханные поля по обеим сторонам шоссе. Через некоторое время просим остановиться, чтобы пофотографировать окрестности. Тормозим в крохотной деревушке, где девушки с детьми за плечами поят годовалую коровку из колонки. Спрашиваю у гида, можно ли фотографировать тибетцев. Если спросить разрешение и получить согласие, то можно 🙂 Но не все любят. Хотя есть и такие, кто очень рад пофотаться. Жаль, что девушки не из таких. Правда, заболтавшись с нашим гидом они забывают про фотокамеры и мне удается сделать несколько кадров. Опять едем и опять останавливаемся: яки! Большое стадо яков пасется недалеко от дороги. Всем составом двух машин бежим фотать символ Непала и Тибета.
Ехать в машине по хорошей дороге мне очень нравится. Музыка еще очень в тему играет, местная какая-то. Жаль, что диск короткий и только один. Честно говоря, я думала будет очень и очень плохая горная дорога, опасносте, пыль и все такое. Теперь вижу, что пустить от Катманду до Лхасы дешевый автобус мешает исключительно политика. Жаль.
Дима странно реагирует на Тибет: спит все время. Может, высота так действует. Обернувшись назад, вижу снежные пики, выступающие из-за более низких гор. Спрашиваем, нельзя ли остановиться для фото. Гид обещает, что самый красивый вид будет с перевала, там и остановимся. Перевал Ла Лунгла - 5050 м над уровнем моря, Виды здесь действительно потрясные. Панорама снежных гор на горизонте, флажки разноцветные вокруг символической арки над дорогой, молитвенные барабаны на обочине. Бегаю вокруг, фотографирую. Уже знакомо шумит в ушах и колотится сердце. Чувствуется, что высоко. Правда, если просто сидишь в машине, почти никаких ощущений нет. Едем дальше, останавливаясь на китайских постах для проверки документов. Снимать вокруг них запрещено, вид у китайцев суровый. Все-таки легко их можно отличить по лицу от тибетцев. Даниэль копается в сумке - никак не может найти паспорт. Хе, не хотелось бы оказаться без документов в тибетской степи один на один с китайскими военными.
Следующим пунктом культурной программы нам показывают Эверест на горизонте, окруженную другими снежными вершинами. Ух ты, мы видели самую высокую гору мира 🙂 Правда, из-за дымки и высокого солнца фотография горы получается очень блеклой. Зато ее так хотя бы можно рассмотреть 🙂 Едем дальше, проезжаем селение, сворачиваем куда-то вбок от главной дороги. Тут небольшой монумент непонятной принадлежности и неплохая панорама на окружающие горы. Плохо только, что солнце высоко. И столбы с проводами все время в кадр лезут 🙂 Не за чем им спрятаться, растительности-то тут нет. Вся земля и горы абсолютно голые. Горы выглядят как рельеф на гугле, с интересными складками-корнями у подножия. Поля видно что вспаханные и подготовленные к севу. Рановато мы наверно приехали, жаль, что зелени нет. Гид говорит, что туристический сезон в Тибете только открылся, мы вторая его экскурсия в этом году. Летом, правда, бывают дожди, но не всегда. Нафотографировавшись, возвращаемся в селение, Тингри, тут у нас будет ланч. Заходим в темную маленькую кафешку с укрытыми одеялами лавками по периметру, заказываем еду. Местные дети приникают к стеклу на улице, глазеют на туристов 🙂 Под ногами вертится щенок, хозяйский ребенок с голой попой бегает по залу, кошка по лавкам ходит. Сначала ложится на колени к пожилой женщине по соседству, а потом и ко мне. Мурлычет, ластится. Еду клянчит. Объясняю кошке, что ей вряд ли придется по вкусу мой суп. Ребенок тем временем бегает за девушками, исполняющими роль официанток, ноет, просит попить. Как только ему дают кружку, разливает большую часть содержимого на пол, остальное жадно допивает, попутно развозя руками разлитое по полу. Правильно, больше грязи - круглее мордаха 🙂
После ланча немного гуляем по селению. Даниэль и канадки убегают вперед, а я иду в сопровождении двух школьников и беззубого старичка. Мальчик добалтывается до меня, просит денег. Нет уж, обойдется. Спрашиваю у девочки, не хочет ли она фотографироваться. Говорит, что нет. Какие здесь стеснительные девочки...
Все вместе проходим по улице мимо бодающихся молодых бычков. На них лает явно больная собака с парализованными задними ногами. Злая она какая-то. А мне еще обратно идти, как бы не покусала... Так и не получивший от меня денег мальчик бурчит что-то досадливое, когда я поворачиваю обратно. Аккуратно обхожу собаку сторонкой, возвращаюсь к кафе. У одного из домов сидят трое оборванных детей, машут мне руками, призывают их сфотогрфировать. Мне не жалко 🙂 Бегут все вместе смотреть на результат. Самый мелкий и сопливый тыкает грязными пальцами в кнопки камеры. Как раз в районе кнопки удаления 🙂 Ну вот, а потом все будут думать, что все дети в Тибете такие грязные и сопливые, на самом деле даже сами тибетцы, которым я потом показывала фотки, удивлялись, какие чумазые на них дети. Иду к кафе, там фактурный местный мужик с серьгой из камушка в ухе и косичкой вокруг головы стреляет сигарету у Димы. Спрашиваю, можно ли его сфотать. Не хочет. Переводит стрелки на детей, все ещ бегающих вокруг меня: они, типа, хотят! Дети клянчат у меня что-нибудь поесть, денег и сигарет. То есть вообще - клянчат. И не только у меня. У гида тоже. Сначала отмахивается, а потом отдает им свою кока-колу. Забавный у нас все-таки гид. Играет с детьми, кидая в пустую бутылку камушками с дороги. К нему присоединяются бельгийцы из нашей тургруппы, Тимс и Ганс. Дожидаемся, пока вернутся Даниэль и канадки, едем дальше.
На пути у нас еще один перевал Gyatchu la, 5220 м. Иду фотографировать окрестности, внезапно ощущая, что сейчас могу и в обморок упасть - голова начинает кружиться, как-то очень резко. Осторожно иду к машине, торжественно вручая Диме камеру, чтобы не разбить, в случае чего. Особо красивыми окрестрости не назовешь, поэтому мы здесь не задерживаемся, едем дальше. Приезжаем в место нашей ночевки, городок Латзе. Номер богато декорирован местными орнаментами, симпатично. Жаль, что удобств в номере опять нет. Туалеты находятся на другой стороне отеля, в темных страшноватых помещениях, обозначенных туфелькой на каблуке и курительной трубкой на дверях. Оригинально. Зато в номере есть большой термос с кипятком. Канадки вчера купили пачку зеленого чая. Стреляю у них немного, завариваю. Ну вот, сегодня шоколадки уже не просто скипятком, а с настоящим чаем. Говорят, шоколад помогает от горняшки, так что мы его едим не только с удовольствием, но и с чувством выполненного долга 🙂 Дима идет на улицу поискать туристическую карту Китая, но находит только магазин канцтоваров, где ему предлагают купить настенную 🙂 Тибетоговорящий Даниэль обещает, что в следующем городе мы сможем купить нормальную карту. Со веранды второго этажа видно, как рабочие в соседнем дворе месят в бетон и раскидывают его на тележки. Делают это почему-то исключительно женщины, с лицами, замотанными платками от пыли. Слишком легкая работа для мужчин, наверно.
Вечером сидим всей группой в местном кафе, болтаем. Правда, болит голова и не хочется вникать в английский, но из вежливости приходится все-таки отвечать на вопросы. По телеку показывают какие-то безумные местные песне-пляски. Опять реальность кажется какой-то мутной и странной. Из-за высоты, полагаю.

19 апреля, день 105

Латзе - Шигатзе

Встаем в 9-00. Просыпаться сложно. Состояние какое-то приплюснутое, но хоть голова больше не болит.
Едем на машине меж серых голых холмов, опять проезжаем перевал (предположительно 5200 - даже не серьезно как-то 🙂 ). После одной из деревенек вдоль дороги начинаются полосы воткнутых в лысую серую землю палок. Каждая заботливо полита и обмотана полиэтиленчиком внизу. Похоже, пытаются озеленять местность. Выглядит озадачивающе - кругом безжизненные горы, ветер, ни воды ни жилья не видно. Только асфальтированная дорога и вдоль нее по обеим сторонам несколько рядов торчащих из земли голых палок. Это же сколько труда надо, чтобы все это посадить. А выживет ли оно? И что это будет? Яблони? Или опять тополя? Идея хорошая, но сомневаюсь в успехе. Правда, кое-где палки все же с побегами, значит, хоть что-то выживет. Ладно, удачи местным, трудолюбивые они.
Всего 2 часа пути и мы уже приезжаем в Шигатзе. Городок сравнительно небольшой, но опрятный и с улицами, украшенными яркой тополиной зеленью. Проезжаем мимо монастыря, поворачиваем - вот и наш отель. Большой и очень цивильный. Стены холла богато раскрашены китайскими народными дядьками, в одном из которых Дима видит дедушку Ленина, потолок в золоте. За стеклянной витринкой продают сувениры - довольно крупные фигурки яков из папье-маше. Симпатичные. Девушка на респешне тоже симпатичная, но не говорящая по-английски. Ладно, нам от нее почти ничего не надо - очень уже хочется поближе ознакомиться с душем в нашем номере. Двери номеров открываются карточками. В ванной целый набор из разных мыл и шамуней в микроскопической расфасовке, душевая кабинка. Вот это богатство! Мы уже так привыкли к тюремным удобствам с дырками в бетонном полу. А тут - царские хоромы 🙂 Правда, при ближайшем рассмотрении оказывается, что дверца душа отваливается и слив плохо работает. Но это все равно самое шикарное место в котором мы останавливались за последние пару-тройку месяцев 🙂
После помывки настроение сильно улучшается. Идем гулять с Даниэлем и бельгийцами, ищем где бы покушать сегодня. Даниэль как всегда обещает отвести нас в Лхасе в кафе своих друзей. А пока что решили искать ресторан с китайской кухней. Кто б мог подумать, что найти ее в, фактически, Китае - так сложно 🙂 Долго бродим по улице, ищем китайский ресторан. Улица широкая, просторная, обсажена тополями. Все яркое и цветастое, по ощущениям напоминает первомай. Наверно из-за красивого сочетания свежей зеленой листвы и многочисленный ярко-красных китайских безделушек на улице - плакаты, вывески, фонарики. Все красное. Любят они этот цвет. Прямо на улице, на тротуарах, стоят бильярды, некоторые из них накрыты крышками, на некоторых играют. Кроме бильярда на улице режутся в карты. Мужчины азартно вскрикивают, женщины стоят за спинами игроков, смотрят, смеются. Даниэль показывает на противоположную сторону улицы: смотри, фальшивая Потала! И правда, уменьешнная копия знаменитого дворца в Лхасе. Только поменьше.
Пока гуляем, успеваю поглазеть на сувениры и прикупить себе очередные бусеги. Стоят всего ничего для такой красоты. Еще и подарочный мешочек дают. Как я люблю местный шопинг!
С помощью Даниэля, который расспрашивает местных, находим ресторан. Девушка приглашает нас на второй этаж. Даниэль опять с ней хохмит по-тибетски. Завидую ему. Девушки приветливо смеются - им очень нравится, когда иностранец разговаривает на их языке.
На втором этаже просторный зал с немного совковым интерьером. Народу нет почти никого. Заказываю наугад два блюда. Не угадала - невкусные. Бельгийцы перед едой мажут руки каким-то дезинфицирующим раствором из маленькой баночки. Раньше не видела таких никогда. Сигареты здесь крепкие и зажигалки не работают - китайские, одно слово. На выходе бомжеватого вида дядька стреляет сигарету. Даю. Просит зажигалку, но никак не может ей прикурить - плохо она работает. Мне надоедает смотреть за его мучениями, забираю у него и зажигаю с третьей попытки - секрет надо знать 🙂 Пока ждем остальных наших попутчиков, обступают нищие. Вид у них вполне приличный, но очень активно просят денег. Причем прямо с купюрами в руке подходят, чтобы сомнений не оставалось. Отмахиваемся. У меня богатый опыт, побирушки меня уже никак не достают. По пути в гостиницу видим в проезжающей мимо машие нашего гида. Едет в полицию, докладываться. Говорит чтоб ждали его в гостинице, когда вернется, пойдем в монастырь на экскурсию.
Ждем гида минут 40 в гостинице и идем в монастырь, минут 5 пешком от нашей гостиницы. Напротив входа в него - площадь с фонтаном и памятником туристке, фотоающей местных крестьян. Креативно. В монастыре много беленых двух и трех этажных домиков для монахов, паломники обходят кору вокруг ступы, на входе в храм мордатенькие жизнерадостные монахи катают из теста кругляшки, складывают на большой поднос. Шуткуют меж собой. На входе в храм на полу разноцветными камнями выложена свастика. Правая. Символизирует все очень хорошее. Я к ней уже привыкла, а Дима по-моему все еще хмыкает.
Внутри храма темно, огромная статуя Будды желтеет, горят фитили в чанах с маслом. Пахнет деревенским домом и ничего не понятно. В Тибете - ламаизм. То есть почитание лам. В здешнем монастыре 1 храм с будддой и 3 с ламами. То есть их большие статуи стоят в центре храма, там, где обычно бывает Будда. Везде портреты лам и деньги. Горят многочисленные свечи-фитили в чанах растопленного или застывшего белыми накатами масла, стоят ряды мисок с водой. Спрашиваю у гида что значат эти миски, но он отвечает слишком непонятно. Когда я и так знаю ответ, я понимаю о чем он. А когда нет - не могу понять. Вроде как что-то там символизирующее братство.
Молодые монахи на улице резвятся, бегают под сиренью. Как в пионерлагере каком-то. Не похожи они на наших совсем. Жизнерадостные и беззаботные. Кидаются друг в друга камушками.
За нашей группой по пятам следует группа китайских туристов. Скорей отсюда, а то догонят. Их гид тараторит так, что ничегошеньки не слышно больше.
Ходим по улочкам монастыря, заходим еще в одно место. Фото от 75 до 150 юаней, видео до 1800 юаней. Цена настолько огромная, что проще было бы написать "запрещено". В одном из храмов, пока нам рассказывают экскурсию один монах что-то трет другому и очень громко, не сказать неприлично ржет. Как конь прям. Интересная у них тут религия. Даже тянет спросить Даниэля, чтобы перевел их разговор. Любопытно, над чем можно так смеяться. Гид объясняет тихо, сбивчиво и с сильным акцентом. Англоязычные кивают с умным видом, но мы с Димой ничегошечки не прорубаем.
Недалеко от выхода, внутри монастыря вижу припаркованную у каменной крашеной стены черную ауди А8. Смотрится она здесь примерно так же, как на красной площади смотрелась бы летающая тарелка.
Выходим из монастыря, гид объявляет нам, что культурная программа на сегодня закончена. Даниэль предлагает пойти в какую-нибудь кафешку, попить чаю. Дима предлагает заменить чай на пиво. Вдруг слышу русскую речь. Женщина разговаривает с гидом. Подходит к нам: а вы правда русские? Ни разу еще тут не встречала соотечественников. Она из Красноярска, путешествует уже месяц по Китаю. Одна, с индивидуальным туром и русскоговорящим гидом. Дорого это, говорит. Жалуется что скучно, поболтать не с кем. Нам уже Даниэль рукой машет, а женщине машину подали - встретились на минутку и разбежались.
Заходим в кафе недалеко от нашей гостиницы. Садимся за круглый стол с крутящимся стеклянным кругом посередине. Очень удобно: ставишь миски с едой или стаканы и крутишь, а все разбирают. Даниэль (действительно заказывает чай, как и хотел, а Дима с бельгийцами - по пиву) говорит что монахам хорошо живется, поскольку у них женщин нет, кормят, крыша над головой есть. Вот они почему такие радостные. Понятно: все проблемы на свете - от женщин! 🙂
Видим в окно как по улице мимо нас проходят австрийцы с народом из своей группы. Машем им рукой. Они тоже заходят в наше кафе. Расспрашиваем, как их дела. Женщина эмоционально (что вообще-то немного свойственно ей, но не свойственно европейцам) жалуются, что они едут в автобусе и там тесно и неудобно. Очень досадует по этому поводу, руками машет, глаза гОре закатывает. Говорит, что нам повезло с машинами. Ее спутник, как всегда невозмутимый, успокаивает: ну ладно, есть как есть, что уж тут. Женщина рассказывает, что они тут уже второй день. Кому-то из их группы стало очень плохо на перевале и они ломанулись сюда, где пониже.
После скромного чаепития расходимся из кафе кто куда. Мы с Димой хотим в интернет, Даниэль тоже не прочь туда заглянуть. Обещает показать нам дорогу. По пути Дима заходит в сувенирную лавку и предлагает мне купить там яка, такого же, как у нас в отеле стоит - большой, лохматенький, с черными рогами, папьемашовый. Покупаем его за 30 юаней. Дешево! Правда, даже не знаю, в чем мы его повезем, он хрупкий. Дима предрекает, что як доедет до Москвы с укороченными рогами. Нет уж, он такая милашка, что повезу его на руках, чтобы не повредить. Оставляем яка в номере и идем искать инет. Город большой и цивильный. На тротуарах лоточки с фруктами стоят, за стеклянными витринами продают сотовые и оргтехнику. Даниэль расспрашивает местных, где тут инет дают. Приходим в место с кучей едален. Пахнет очень вкусно. Дима уже почти готов забить на инет и идти есть. Но и инет мы тоже все-таки находим. Огромный зал на 60 компов с кожаными креслами. Посетители едят, пьют и курят прямо за компами. Когда я училась в школе, нашу информатичку трясло мелкой дрожью от учеников, жующих за компом жвачку. Подбегала с баночкой и заставляла выплевывать туда жвачку. Хо-хо, видела бы она это место 🙂 Посетители в основном молодые китайцы обоих полов. Плюют и пепел стряхивают на пол, ничуть этого не стесняясь. Уборщица с веником только успевает грязь подметать. В основном режутся во всякие сетевые стрелялки. У девочек эльфы на мониторах - что-то вроде Героев. Вся винда на китайском. У Даниэля не грузится скайп, а я иду доставать одминов, чтобы включили мне русский. Правда, по-английски и по-тибетски они не говорят, приходится опять общаться через гугл-переводчик. Через 40 минут админ уже знает, что мне от него надо, но не может найти в списке языков русский. Утверждает, что его там нет. Я бы поверила, но девушка из инет-кафе на первой ночевке без труда находила русский... Значит, он есть! Еще несколько минут препираюсь с парнем, но это бесполезно. Предлагает мне воспользоваться виртуальной клавой. Вот уж спасибо, я и без него знаю, что это возможно. Ладно, делать нечего пишу через виртуальную клаву. Занятие для терпеливых извращенцев. У Даниэля скайп так и не заработал, уходит. Объясняет, как нам вернуться в отель. Уходит, возвращается, опять рассказывает дорогу, беспокоится что заблудимся. Смеюсь - no te preocupes por eso - разберемся мы. Сидим с Димой несоколько часов перед мониторами, когда он заявляет, что ему совсем плохо и он срочно валит на выход. Идем в отель. Понимаю, что у меня тоже сильно болит голова. То ли шумно слишком в кафе то ли высота опять сказывается. Ползем по улице в отель, по дороге заходим в маленькое китайское кафе. Семья у телевизора, смотрит новости. Две молодые девушки разносят еду. Кроме нас посетителей нет. Заказываем по чашке супа с лапшой. Дима просит вилку, но девушки не понимают английский и вилок в хозяйстве тоже не имеют. Придется учиться есть палочками 🙂 Я, как опытный товарищ, сразу прошу бесплатного зеленого чая. Его подают во всех китайских ресторанах, это традиция. Вот только в плохих местах это скорее пустая горячая вода. Под ногами вертится хозяйский кот, девушка все время доливает мне чаю, улыбается. Мило тут.
Вот только в глазах скачут и дергаются, как помехи на экране телевизора, яркие геометрические орнаменты на кухонной занавеске. Первый раз такое с моим организмом. Очень странное явление. Голова болит все сильнее. Реальность расплющивается и размывается. Плетусь еле-еле на третий этаж нашей гостиницы. Из-за высоты подняться сюда так же по ощущениям как на шестой в обычных условиях. Некоторое время надеюсь, что голова пройдет, но состояние все более и более поганое. В конце концов пугаюсь и пью таблетку от горняшки. Уж больно худо, как бы ласты не склеить.

20 апреля, день 106

Шигатзе - Гьянтзе

За ночь головная боль утихла, но осталась привычка к ней. Вроде послевкусия. Как будто выгрызли кусочек мозга и теперь ощущаешь не наличие, а отсутствие.
Голову отрываю от подушки с осторожностью, вставать очень тяжело. Опаздываем на завтрак на полчаса. Вроде как и неудобно, а вроде как никто ничего и не сказал, все мирно пьют кофе и ждут нас.
Сразу после завтрака собираем вещи и грузимся в машины. Яка в пакетике кладу бережно в салон. Канадки и водитель улыбаются: дай яка посмотреть!
Едем. Водитель не может найти выезд из города, немного плутаем по широким прямым улицам. Чуть проехали - остановка. Идем смотреть работающую водяную мельница. Внутри стоит белый от муки мельник, дает попробовать на вкус семена, которые мелят. Добродушно улыбается, держит коробочку с пожертвованиями в руке. На улице пасется ослик. Пока туристы фотают его, подъезжает телега запряженная лошадью. В ней мужчина и женщина с корзинкой кизяков за плечами. Спрашиваю у нее разрешения пофотать. Улыбается добродушно. Смотрит результат на экранчике камеры, смеется. Мужики тем временем грузят мешки с мукой. Ощущение путешествия во времени.
Опять чуть проехали на машине, и уже Гьянтзе. Кладем вещи в большом отеле и сразу идем смотреть местный монастырь с многоярусной ступой. Около отеля на горе виден большой красивый дворец, но туда мы не идем. Гид говорит, что он закрыт для посещения. Жаль.
В монастыре сразу идем в уникальную ступу в несколько ярусов со множеством комнаток. В каждой из них - по статуе Будды, обсыпанной мелкими денежными купюрами. Комнатки совсем маленькие по площади, но с высоким потолком и совсем темные. Забираемся по скрипучим лестницам с шаткими перилами на верхние ярусы. Здесь тихо и жарко. Солнце печет. Обходим очередной круг по ступе, фотографируем окрестности. Гид что-то рассказывает, но я не слушаю. Смотрю на дымок на горизонте, горы вдали, голые поля. Очень тут непривычно и странно. Не по-нашему 🙂 Ничегошеньки я не понимаю в местных укладах. Да и не особо-то хочу, если честно. Просто очень необычное место.
Внизу, у входа в ступу цветет яблоня. На фоне глубокого ультрамарина неба ее белые с розовыми прожилками цветочки смотрятся так вкусно, что отходить не хочется. Заходим еще куда-то. Наверно, это храм. Гид нам показывает колесо сансары на стене, объясняет значение многочисленных рисунков вокруг. Входим в большой темный зал. Как всегда: Будда, свечи... Дальше узкими темными коридорами идем в помещение с масками для ритуальных танцев. Пахнет здесь кошмарно, какими-то потрохами. Упитанный монах ест суп из плошки, на нас никак не реагирует. Маски страшные и явно языческие. Как они соотносятся с буддизмом и ламаизмом - загадка для меня. Так же наверно, как масленица с христианством у нас. В еще одном большом темном зале - скамьи с набросанной на них одеждой. На выходе - барабаны и обереги. Хожу по залитому ячьим маслом и очень скользкому от этого полу вдоль темных стен, чувствую первобытные запахи вокруг, вижу яркие, но приглушенные скудностью света краски многочисленных росписей и тряпочек-плафонов и думаю, что я здесь случайно, всего на пару минут, а эта реальность была тут столетия назад и будет еще столько же. По этим коридорам, вот так же касаясь стены правой рукой шли кору бесчисленные люди бесчисленные дни назад, а реальность не изменилась - все так же тихо, сыро, темно и пахнет маслом. Этот запах у меня теперь ассоциируется с Тибетом. Я его помню прекрасно, как будто вижу. Как цвет. Нигде больше такого запаха нет. Все страны пахнут по-разному: Шри-Ланка - мокрой травой и чуть подпорченной рыбой, Индия - ароматическими палочками, пылью и канализацией, Непал - дымом дров в домашних печах и лимонным чаем, а Тибет - маслом и старыми тряпками - именно такой запах во всех монастырях.
Выходим из монастыря, едем в кафе. Выглядит внутри почти как вчерашнее. По телеку крутят клипы Бритни и Мадонны. Мы все вместе втыкаем в клипы. Первые минуты я на них раздражаюсь как на чуждый здесь элемент, но потом втягиваюсь и с удовольствием смотрю сначала всю подборку клипов Бритни, потом Мадонны. Нас с Димой пробирает от них ностальгия по ушедшей юности 🙂 Официанты путают заказанное димой блюдо и приносят яичницу с помидорами вместо мяса. Дима отказывается, но я после некоторых размышлений зову взгрустнувшего официанта и прошу отдать яичницу - съем уж, раз сделали, выглядела она аппетитно. Глядя на Даниэля также заказываю якбургер. То есть бургер с котлетой из яка. Даниэль наворачивает такие с большим аппетитом. Но мне не понравился. Противный.
После обеда все расходятся по своим делам, у нас свободное время. Остаемся только мы втроем. Дима с Даниэлем долго трут о политике и экономике, по-английски. Очень скучная тема. Скрашивает ее только милый акцент Даниэля - вполне русская по звучанию буква "р". Приятно знать, что не только ты так говоришь 🙂 Дима пьет пиво и становится все словоохотливей. Даниэль уговаривает его не покупать недвижимость в Испании. Он в свою страну не верит и считает что она вообще может распасться. Ну да, он же каталонец, все они сепаратисты. Говорит, что вкладывает в экономику Японии. Отвлекаюсь от политики, втыкаю в клипы. Затягивает. И есть свой шарм в этом - смотреть Britney Spears Toxic в компании молодых покуривающих тибетцев в спортивных штанах. Особенно, зная ее дальнейшую судьбу. Не люблю попсу, но эти дамы - настолько качественный продукт своей индустрии, что невозможно пройти мимо. Как пластиковый торт в витрине - жрать нельзя, зато смотрится очень красиво. Единственное, немного стыдно за себя, что считала всю эту пафосную гламурную муру чем-то красивым. Ну да это время такое было. Не мы последние.
Опять идем в инет. Называется это место "интернет-бар". Действительно, некоторые гамятся, попивая пивко, напряженно курят, пялясь в монитор 🙂 Опять нет кирилицы. Дима немного посидел и пошел домой - опять ему плохо. А я сегодня лучше держусь. Фотографируем на всякий случай ключ от номера с названием, написанным иероглифами - если заблужусь, буду показывать прохожим, пусть пальцем направление указывают. А то они тут все "не говорящие".
Пытаю админа в лице старенького уже покуривающего в уголке китайца, как включать русский. Переводит стрелку на сидящую рядом женщину. Сначала не понимаю, в чем прикол. Слыша от нее английскую фразу: вам помочь? - первую секунду даже ушам не верю. Привыкла что китайцы не в зуб ногой по-английски. Зато через пару секунд аж задыхаюсь от обилия крутящихся в голове фраз и чуйств. Китаянка улыбается моему восторгу. Как иногда бывает приятно и просто изъясняться по-английски! После взрыва мозга с иероглифами английский идет как родной. К сожалению, даже англоговорящесть не гарантирует нахождение слова "русский" в столбике иероглифов. Как же у них тут все сложно! Ладно, я уже знаю, по какому адресу есть виртуальная клава...
Возвращаюсь в гостиницу. Найти ее труда не составило. По дороге купила бананов и яблоко. Что-то дороговато здесь фрукты стоят. А может, туристам другая цена просто.
Тибет все-таки двоякое впечатление производит. Как будто из двух частей состоит: собственно тибетская и китайская. Не выглядит таким уж сакральным местом, как представляется из подмосковного офиса. И хоть части эти совсем друг на друга не похожи, переплетены они уже очень сильно. Не разорвать.
Мясо яка - тоже вещь в себе. Не вкусный он на мой взгляд. Зато китайцы очень толерантны к курению, не то что индусы. Курить можно везде, а стряхивать пепел на пол - почти везде 🙂 Еще одна занятная местная особенность - одеяла складывают под подушку в отелях, когда убираются в номере. В чем прикол такой раскладки - так и не поняла.

21 апреля, день 107

Гьянтзе - Лхаса

Выезжаем рано утром. Поднимаемся все выше и выше по серпантину. Первую остановку делаем у плотины на водохранилище. Вода в нем настолько насыщенного зеленого цвета, как будто краски залили между холмов. Очень красиво и необычно. Везде вдоль дороги встречаются развалины сторожевых башен. Внизу, на островке, видны стены крепости. Скорее всего, уровень воды в водохранилище "гуляет" и развалины то оказываются на острове, то бывают соединены с берегом небольшим перешейком. Даниэль говорит, что в водохранилище ледниковая вода, поэтому такой интенсивный цвет.
Канадки рисково карабкаются по камням над обрывом, фотографируются на красивом фоне. У меня голова не кружится, но залезать туда же, куда и они страшно.

Через некоторое время в пути вижу симпатичный пейзаж за окном, от избытка чувств начинаю фотографировать на ходу (обычно этим заниматься брезгую, так как все равно таким образом ничего хорошего не снимешь). Водитель, видя мое рвение, останавливает машину, и дает нам время немного погулять. Пока бегаю туда-сюда вдоль обочины и фотографирую горы, замечаю стоящего в десятке метров от меня суслика. Ух ты, никогда их раньше не видела в дикой природе! Забавный 🙂

Следующую остановку делаем у ледника. У дороги сделана довольно вместительная парковка, вдалеке видна гомпа, небольшой домик стоит. Даниэль добалтывается до женщин с детьми, прохаживающихся у дороги. Прошу узнать, можно ли их фотографировать. Бойкая бабушка просит 20 юаней за фото. Это многовато. Договориваемся на 10, но позируют они плохо, вертятся постоянно. К тому же, у меня не оказывается 10 юаней одной бумажкой. Бабушка технично забирает у меня 20 юаней и быстро ретируется. Дети тоже напирают со всех сторон, видя, что я достаю деньги. Бывалые фотомодели, сразу видно. Зато Даниэль, как всегда, пользуется у дам большим успехом. Ему даже дают подержать на руках младенца. Малышу мочат голову водой - чтобы не напекло, наверно.

Дальше проезжаем очень красивое озер с ярко-синей водой. Вторая машина нашей группы останавливается в одном из селений на пути, а мы едем дальше. Не совсем ясно, почему так происходит. Добиться что-либо от нашего гида бывает сложно, если он сам не заинтересован донести до нас информацию. Останавливаемся, некоторое время ждем вторую часть нашей группы. Водитель, пользуясь случаем, покупает у местных кусок ячьего сыра (вообще-то нам говорили, что самка яка называется "ди", то есть як - это только мальчик, но проще говорить "ячий", нежели "дичий" 🙂 ). Угощает нас с канадками. Сыр резко пахнет и на вкус не очень. Канадкам тоже не нравится. Но все равно из вежливости благодарим нашего водителя и доедаем то, что нам дали. Цоло от доброты душевной угощает нас еще раз. Канадки отказываются, а я все-таки беру (не могу отказать), но стараюсь свою порцию спихнуть Диме 🙂 Есть, вообще-то, уже хочется. И скорее всего вторая машина остановилась у какого-нибудь кафе, на ланч. Но наш гид почему-то решает ехать дальше, не дожидаясь остальных.

Едем вдоль второго озера, с более зеленой водой, чем первое. Огибаем его по периметру. Дорога метров на 100 становится очень плохой. Раздолбанная и пыльная. Но это всего лишь небольшой участок. Вскоре возвращаемся на асфальт.
Везде вдоль берега пасутся овцы, большие стада. Горы выглядят абсолютно безлюдными. Виды потрясающие. Очень хочется остановиться, но мы все едем и едем. Наконец водитель делает остановку. Идем к берегу озера. Тут очень сильный ветер, просто сбивает с ног. И холодно. Из-за ветра по озеру идет постоянная рябь и оно не бликует на солнце. Кажется матовым, густым и довольно мелким. Хотя видно далеко вокруг и во все стороны, лодок нигде заметить не удается. Совершенно эпичные здесь виды. Камень, вода, ветер. Как будто переносишься на миллионы лет назад, когда не было не то, что городов, даже человека и животных еще не создал Бог...

Впрочем, под ногами довольно часто попадаются черепа животных, тех же овец, скорее всего. Почва здесь тоже странная: толстый и мягкий, как губка, слой каких-то то ли водорослей, то ли мха вперемежку с камушками и каким-то белым налетом.

Приезжает вторая машина нашей группы. Еще немного гуляем по берегу озера, и народ начинает потихоньку рассаживаться в машины. Мне очень хочется остаться здесь подольше: побродить-посидеть-постоять-посмотреть, но в одиночестве. Правда, дует очень холодный ветер, не способствует созерцанию. Садимся в машину и мы, все остальные уже ждут. Никак не могу понять: то ли канадкам и бельгийцам не особо интересно, то ли они в принципе флегматики, а может, знают что-то о нашей программе, чего не знаем мы. Складывается ощущение, что мы всей группой постоянно куда-то спешим и торопимся все посмотреть. Хотя по факту выходит, что никакой особой культурной программы и нет.

Нас почти всегда ждут, это мне сильно мешает. Вообще не люблю групповые туры, и если бы не жесткие правила посещения, никогда бы не стала ездить по Тибету "колхозом". Правда, можно было бы попробовать настоять на своем видении экскурсионной программы, но не хочется вести долгие многосторонние переговоры. Пусть идет как идет. Обязательно вернусь в Тибет. По возможности - одна. Здесь все располагает к тому, чтобы созерцать молча и не торопясь.

Двумя машинами едем выше по серпантину. Останавливаемся на смотровой площадке. Опять ветер, но уже не такой сильный, как у воды. По дороге, кстати, виды были получше, чем тут. Еще один минус "экскурсионного" способа перемещения.

Пофотографировавшись на фоне озера, едем дальше. Без остановки проезжаем перевал, красивой горной дорогой следуем дальше, через реку Брахмапутру (ух ты, она реальна! а мне всегда казалось, что это сказочное название 🙂 ), все ближе и ближе к Лхасе. Делаем по пути остановку у скалы с нарисованным Буддой. Очень ветрено, гирлянды разноцветных флажков отчаянно хопают и почти улетают. Идти приходится слегка пригнувшись. На скалах вдоль дороги часто попадается рисунок, похожий на белую лестницу. Гид объясняет, что что эти лестницы означают путь в Шамбалу. В пригороде Лхасы, на берегу Брахмапутры, делаем в тени тополей короткую остановку по просьбе кого-то из второй машины. Пытаюсь донести до гида, что наши тополя имеют свойство цвести белым пухом, который забивается в глаза и нос. Но Риксан не особо реагирует. Может, китайские тополя и не цветут.

Столица Тибета оказывается большим, современным, шумным городом. Никак такого не ожидала. Мои мечты о "таинственной Лхасе" разбиваются о витрины китайских бутиков и современных шопинг-центров. Мда, это все равно, что в современной Москве искать "таинственную русскую душу".

Сначала нас везут поесть. Заходим в здание, поднимаемся на второй этаж: тут кинотеатр, идет "Алиса в стране чудес". Я настолько отвыкла от красочных афиш, что воспринимаю их почти как чудо. Кафе большое и шумное и абсолютно европейское по качеству обслуживания. Внезапно понимаю, что все: мы окончательно выбрались в цивилизацию. Теперь будут туристические аттракционы с хорошей инфраструктурой и местным колоритом. Правда, когда заказываю на десерт чизкейк (решила оторваться по случаю цивильности заведения), мне его приносят откровенно неразмороженным. Наверно, чизкейки здесь не пользуются популярностью 🙂

После ланча едем в отель, он находится в мусульманском квартале, на входе в который стоит на невысоких тумбах вооруженный караул. Китайский, конечно же. Номера гостиницы уже привычно цивильные. Можно сказать, они здесь все стандартные. Дима из интереса пробует найти вайфай. Находит, и при том - бесплатный.

22 апреля, день 108

Лхаса: Потала и монастырь Джоканг

С утра едем в Поталу. Всей группой, в одной машине. Джип с водителем отпустили после приезда в Лхасу. Хорошо, что ехать совсем не далеко. В кассы Поталы стоит огромная очередь. Очень много народу. На входе - арки металлодетекторов. Проносить внутрь почти ничего нельзя. Ни жидкости, ни маникюрные ножницы. Практически как в самолет. Фотографировать внутри тоже запрещено.

В плотном людском потоке из туристов и паломников поднимаемся по высоким ступеням. Тяжеловато. Толпа на входе в помещения - как в метро в час пик. Много паломников и молящихся. Дворец огромен, но помещений, куда пускают туристов, очень мало. По пути встречаем две группы русских с русскоговорящими гидами. Один из них говорит совершенно в стиле джамшута. Одна из девушек-экскурсанток накрашена и на каблуках. Меня это поражает гораздо сильнее, чем интерьеры дворца - к золотым буддам и россыпям мелких китайских купюр я уже привыкла, а вот от вида "типичного россиянина" - отвыкла напрочь 🙂

Наш гид говорит очень тихо, его заглушает шум людской толпы и голоса других гидов, не стесняясь кричащих в голос. Особенно громки китайские и японские экскурсоводы. Паломники трогательно молятся, некоторые со слезами на глазах, стараются приложить к своим святыням что-нибудь. Один молодой парень прикладывает большую связку шариковых ручек. Я так понимаю, теперь ими должны писаться только шедевры или правильные контрольные. В принципе интерьер дворца выглядит так же, как и остальные монастыри Тибета. Для верующих это очень важное и священное место. Толпы праздношатающихся туристов здесь выглядят так же чужеродно, как и в Троице-Сергиевой Лавре. И как-то еще кажется, что маловато для посещения комнат открыто. Все-таки дворец огромен. Ну ладно бы просто туристов не пускали, (как в некоторые мечети, например) так вообще никого. Хотя, точно я не знаю, может, тибетцев все же пускают куда-то, куда закрыт вход иностранцам. Мне за них как-то обидно все время. Это их место, а мы с китайцами им мешаем общаться с Далай-ламами прошлого.

Встречаем в одном из помещений дворца австрийцев, наших знакомых с трека. Жалуются, на пищевое отравление и неважное самочувствие. Скорее всего, это наша последняя с ними встреча. Желаем им удачи.
Выходим из внутренних помещений дворца, на лестницу, ведущую вниз. Отсюда открывается вид на город. То есть на урбанизацию и дурацкую совковую стелу на площади перед дворцом. Эти глупые и уродливые китайские монументы, натыканные по всем тибетским городам, меня сильно раздражают. И красные флаги везде.

Спускаемся вниз, к машине. По итогам посещения Поталы могу сказать, что я ничего там не поняла, не увидела и не почувствовала. Да и не запомнила. Только людские затылки кругом, русская речь, крики гидов и крутые, не очень удобные лестницы внутри.

Наш водитель ждет у машины, жует что-то вроде пончиков. Угощает бельгийцев. Но те очень активно отказываются. Жалуются на проблемы с желудком. А у нас нет проблем, поэтому я с удовольствием угощаюсь 🙂 Едем всей группой за ж/д билетами для нас. Канадки из Лхасы тоже не собираются возвращаться в Катманду, но у них самолет. Бельгийцы летят обратно в Непал, Даниэль, скорее всего, тоже. Он приехал в Лхасу по делам и тур взял только потому, что таковы официальные условия. Хотя в некоторые монастыри он с нами все равно ходит, с серьезным видом кладет деньги к ногам золотых Будд и делает коры. В Лхасе он учился тибетскому языку несколько лет. Наверно, это было до ужесточения правил въезда.

Хотя мы и оплатили стоимость билетов еще в Катманду, купить их для нас в Лхасе - забота гида. В принципе, мы можем и не уезжать, но деньги нам все равно не вернут. Кассы оказываются закрытыми, Риксан обещает, что купит нам билеты сам, но попозже.

Едем на ланч, а после него - в монастырь Джоканг (переводится как "Дом Господа"), который является самым священным местом Тибета. Вокруг него толпы паломников проходят кору простираниями. Вдоль всего пути паломников в два ряда стоят лотки с сувенирами и предметами культа. Заходим внутрь. На крыше монастыря женщины в масках от пыли утаптывают свежезалитую крышу ногами и поют. Сначала думаю, что это такой ритуал и только потом вижу, что вот так здесь проводят ремонтные работы.

Гид опять рассказывает нам небольшую экскурсию и оставляет самостоятельно продолжать знакомство с Лхасой, предварительно объяснив, как от монастыря пройти в отель. Некоторое время гуляем по монастырю и через небольшой продуктовый рынок и мусульманский квартал идем в отель. Дима хочет посидеть в инете, а я спрашиваю внизу, где здесь почта. Хочу отправить домой открытки - такая у меня традиция в этой поездке. Как-то случайно придумала ее, чтобы удивить и порадовать родственников. Они ведь дома скучают по нам и волнуются. Все-таки мы довольно надолго уехали. Процесс оказался неожиданно увлекательным: выбрать понравившиеся виды, придумать, кому какую отправить, написать коротенький текст, найти почтовое отделение, важно спросить там, сколько стоит отправить открытки в Россию, пыхтя подписать адрес и индекс, наклеить марки и, наконец, расстаться со всем этим богатством, гадая, увижу ли их снова 🙂 (все открытки благополучно добрались до адресатов, было забавно приехать через несколько месяцев домой и видеть их на полочках, столах и подзеркальниках в разных домах).
Почта оказывается совсем рядом с нашим отелем, буквально за углом и через дорогу. Отправляю открытки с классическими видами Поталы. Пытаюсь поймать такси, чтобы поехать в Норбулинку. Такси никак не ловится, останавливается рикша. Хочет везти меня в Норбулинку за 50 юаней. Ну уж нет, это целое состояние. Первый пойманный таксист не понимает, что мне надо. Второй хочет 20 юаней. Уже начинаю нервничать - ну почему тут все так сложно? Третий парень машет сразу рукой - садись! Показываю на карте, куда мне надо. Тоже хочет 20 юаней. Он практически не говорит по-английски, показывает два пальца для обозначения цены. Прикалываюсь, даю ему 2 юаня, но долго разыгрывать сцену не могу - смеюсь.

Норбулинка закрыта, работает на вход до 16:00, а сейчас как раз минут без десяти. Все посетители дружно тянутся на выход. Жаль. Перехожу через дорогу, иду к музею. Он тоже закрыт. Долго расспрашиваю у военного часового на воротах часы работы музея. Очень смешной процесс. Военный, молодой парень, не знает английского. Смущается, объясняет на пальцах.

От нашего отеля до Норбулинки довольно далеко, но решаю, раз уж не вышло с экскурсиями, пройтись обратно пешком. И экономия и прогулка. Сначала иду в сторону вышки антенны на холме - очень удобный ориентир. Улицы здесь вполне современные. Много магазинов. В одной из витрин выставлены телескопы и прочая оптика. Автопарк Лхасы тоже вполне современен. Много дорогих японских джипов. Прихожу в историческую часть города, к Потале. Поднимаюсь на обзорную площадку рядом с двумя ступами. Входную плату, 2 юаня, собирает сидящий у ступеней старичок. Есть подозрение, что он здесь сидит просто так, но спорить не хочу. Внизу, на краю площади стоит большой экран с каким-то уныло-китайским содержанием. Доносится музыка. Саму площадь сейчас ремонтируют, но на другой ее стороне строем маршируют то ли военные, то ли народный патруль. Да и вообще-то, маршируют тут везде, утром видела девушек в форме и красных беретах, бегущих строем. Правда, кроме этого здесь можно увидеть таких персонажей как девушка в туфлях на каблуках на скутере или парень в лихо заломленной на затылок шляпе. Встречаются и мужики с косичками и сережками - то есть традиционного тибетского вида.

Спускаюсь с обзорной площадки и иду вокруг Поталы, смотрю на людей, идущих кору. На всех столбах тут развешаны камеры наблюдения, от этого какое-то неприятное ощущение создается. Временами ко мне подруливают рикши, хотят куда-нибудь отвезти. Отмахиваюсь. Обойдя Поталу, иду дальше в том направлении, где по моим представлениям должен быть наш отель. Хотя чувствую себя не очень уверенно - могу и заблудиться. Прогуливаюсь по проспекту с бутиками. Если бы они выглядели хотя бы чуть попроще, обязательно бы зашла. Вокруг порхают гламурные китайские девушки на каблуках и с сумочками, а я все в той же зеленой футболке, в которой ходила на трек. Чувствую себя сибирским крестьянином в Охотном ряду 🙂

Спрашиваю дорогу у постового. Сам он ничего путного сказать не может. Добрые прохожие (которые, правда, тоже не говорят по-английски) жестами объясняют мне, где монастырь Джоканг. Отлично, оттуда я уже дорогу знаю. Иду по пешеходной улице, выхожу к монастырю. Попутно вижу площадь с кафе, где мы уже были вчера. Отлично, я уже начинаю тут ориентироваться. Возвращаюсь в наш мусульманский квартал. Практически напротив отеля находится мечеть. Мужчины в белых шапочках ходят. Как-то чуднО мне видеть мусульман в Тибете.

Идем с Димой на ужин в кафе "Намасте", которое я видела на площади и в котором мы уже один раз ели. Но через монастырь Дима идти не хочет, считает, что вдоль большой улицы мы пройдем быстрее. Ну ладно, попробуем выполнить этот квест. По пути опять обращаемся к постовым, чтобы уточнить дорогу. Жестами объясняем, что нам нужно кафе "Намасте" - забавный процесс, мне нравится 🙂 В кафе Дима заказывает мясо и пиво - наконец дорвался до своих любимых продуктов 🙂 Место здесь очень цивильное. Приятное. Много китайцев и европейских туристов. Официантка приносит нам счет на 77 юаней, а потом - сдачу со 100 юаней - 33 юаня. Зовем ее, говорим, что посчитано неверно. Уходит, считает. Извиняется и говорит, что с нас на самом деле 99 юаней - она не все вписала поначалу. Сдачи при этом опять приносит 33 юаня 🙂 У меня уже большой соблазн забрать деньги и свалить. Но Дима, устыдив меня, честно берет 1 юань. С такой математикой девушка рискует остаться без зарплаты 🙂

Возвращаемся в отель. Вооруженные караульные на входе в квартал меня сильно смущают. Вроде как они и не навытяжку стоят, но и не развалившись. Мне их, с одной стороны, как-то жалко - люди тут с бараньими ногами подмышкой ходят, туристы с фотоаппаратами, рикши, а им - стой не шелохнись. С другой стороны, меня весь этот китайский официоз по идейным соображениям сильно раздражает. По пути заходим в магазинчик, где я прошу у хозяйки небольшую коробочку из-под печенья, чтобы упаковать туда яка. Но мне ее, почему-то, не отдают. Прицениваемся к сумке на колесиках (для сувениров). Просят за нее 280 юаней. Нет, как-то дороговато.

23 апреля, день 109

Лхаса: монастырь Дрепунг и монастырь Сера

Рано утром у нас экскурсия в Дрепунг. Опять сильно опаздываем на завтрак. Все-таки мы не "стадные" - всего-то и требуется, неделю вставать и собираться к определенному часу, но нам это нелегко дается. Правда, все равно все подолгу с утра ждут гида, никто никуда не торопится и не проявляет по поводу наших опозданий никакого беспокойства. В этот раз Даниэль тоже опаздывает. Он все такой же веселый, шутит непрерывно. Пока мы всей группой ездим на экскурсии, он улаживает в Лхасе какие-то свои дела, встречается с друзьями. После завтрака долго сидим во дворе, ждем машину. Может, это высота сказывается, но на меня напала жуткая апатия. Делать что-либо совершенно лень. Дима тоже большей частью лежит в номере с ноутбуком или спит.

В Джоканге идет масштабная реконструкция и ремонт. Все подходы к монастырю перекопаны, идти приходится вдоль глубокого рва, по строительной пыли. Перед монастырем развевается непременный красный флаг. Виды отсюда открываются на долину реки и многочисленные типовые многоэтажки. Проходя по территории монастыря. опять встречаем группу русских, с англоговорящим гидом. Одна женщина из группы переводит его слова остальным.

На территории монастыря много нищих, довольно нагло окликают: "але! мани!" Сидят на земле со стопками денег, показывая, что и куда мы обязаны им дать. Внутри храмов пространство пересекают тонкие голубые лучи света. Как всегда пахнет маслом, горят фитили в огромных чанах. Паломники подливают туда из больших термосов ячьего масла. Народу довольно много, что говорит наш гид - опять не ясно. Бельгийцы пытаются задавать вопросы, но ответы их еще больше запутывают. Шутят, что они понимают в буддизме уже гораздо меньше, чем до поездки сюда.

Если хочешь фотографировать, платить надо в каждом помещении, для этого в углу сидит монах со стопкой денег. Плата довольно высокая: по 15-20 юаней. Правда, один раз (без задней мысли) успела бесплатно сфотографировать монаха. Особо он не возражал.

Заходим в монастырскую кухню. Она огромная, совершенно темная и настолько архаичная, что кажется частью декораций на съемочной площадке исторического фильма. Фото здесь стоит 20 юаней. Сначала не хочу фотографировать, из принципа, но потом все же возвращаюсь - уж очень здесь необычно. При входе стоят огромные чаны с нарезанной, но не чищенной картошкой. Наверху опять утаптывают крышу и поют, как вчера в Джоканге. Монах лепит что-то вроде наших пасхальных куличей, только из масла, другой размешивает дымящийся на огне суп. Косые сизые лучи с клубящимся в них паром почему-то кажутся очень красивыми и почти гипнотизируют.

Идем дальше, по темным залам, мимо стеклянных витрин с многочисленными статуями будд, настоятелей и охранителей, мимо портретов Далай-лам, молящихся тибетцев и полок с древними манускриптами. Все в мелких бордовых прямоугольничках китайских купюр в 1 и 5 цзяо (0.1 и 0.5 юаня), пахнет ячьим маслом и ароматическими палочками, деревней. Запах всех монастырей Тибета. Пол скользкий от разлитого масла, его соскребают специальной лопаткой. При входе в святилище - зал с низкими скамьями, укрытыми пестрыми коврами, длинные чешуйчатые фонари, свисающие откуда-то из темноты. Монахов довольно мало.

Забираемся на крышу с золотыми оленями и колесом - символ буддизма. И идем вниз, к парковке, карабкаясь по раскопкам канализации. Наш гид раздает деньги нищим. Проходим мимо рисунка на скале. Гид рассказывает, что его подновляют каждый год.

Водитель опять пытается нас угощать, теперь сушеными яблоками. Бельгийцы уворачиваются, почти убегают от него. Похоже, их проблемы с желудком еще не прошли. Вокруг наставлены лотки с сувенирами. В основном это разноцветные бусы. Торговки зазывают меня что-нибудь у них купить. Я честно пытаюсь, о ничего не нравится.

Едем обратно, в Лхасу. Высаживаем бельгийцев у кафе, в которое они хотят, едем в отель. Канадки говорят, что все-таки ходили в рекомендованное Даниэлем кафе и там было грязно и дорого. Мы есть пока не хотим, но у нас есть еще свободное время до следующей экскурсии, поэтому иду к монастырю Джоканг чтобы обойти вокруг и поснимать людей на коре. Поскольку там очень много сувенирных лотков, в конце концов сдаюсь и покупаю браслет, а потом долго разглядываю маленький китайский чайник. Просят за него довольно много, но я долго и упорно торгуюсь. Подходят наши гид с водителем, разглядывают мой чайник, посмеиваются.

Нагулявшись вокруг, сажусь в одном месте и просто смотрю на людей. Этим я заниматься могу почти вечно 🙂 Вот монах, идет кору поперечными простираниями. Бабушки с длинными косичками с барабанами в руках. Дети, туристы, тибетские крестьяне... Живая, пестрая толпа.

Подходит время нам ехать на заключительную экскурсию, в монастырь Сера. Дима в отеле, за бесплатным вайфаем, никуда не хочет. Едем без него. Архитектурно монастырь выглядит так же, как и все предыдущие. Ничего в этом не понимаю. Внутри тоже без изменений: много статуй, темно, свечи горят. Улицы с домами в несколько этажей. У одного из них сидит на солнышке монах, болтает по сотовому. Люди навстречу идут с намазанными черным носом. Что-то это явно означает, но не знаю что. Туристы подтягиваются к площадке, где будет происходить "битва монахов".

Зрелище, надо сказать, просто улетное. Одно из самых сильных впечатлений от Тибета. Туристы с "большими объективами" бегают вдоль периметра, их почти столько же, сколько и монахов. Некоторые фотографы заходят на площадку, посыпанную белым щебнем. Монахам, кажется, все равно, кто и где ходит. Над "ареной" стоит завеса белый пыли, поднимаемой подпрыгивающими и притопывающими монахами. Наблюдаю за ними с открытым ртом. Куча эмоций. Сидящие отвечают на "вечные" вопросы, стоящий их задает (вроде так, хотя поначалу мне казалось наоборот). Причем отвечающих обычно по человека по три на одного стоящего и ведут они себя спокойнее. На общем фоне выделяются несколько особо экспрессивных парней, делающих все шоу.

Все туристы из нашей группы уже давно ушли, а я все фотографирую монахов и никак не могу оторваться от этого зрелища. За мной приходит гид и очень вежливо намекает, что нам пора. По дороге к машине расспрашиваю его о смысле происходившего. Шучу, что у нас на кухнях тоже бывают такие диспуты на "вечные темы" 🙂

Возвращаемся в отель. Сажусь повтыкать в интернет, у стойки ресепшна стоят два компьютера и на одном из них даже английская винда. Приходит Даниэль, жалуется, что много говорил сегодня и теперь у него болит горло. Предлагаю ему свои таблетки с шалфеем, отдаю весь запас. Диме Даниэль дает буклет своего турагентства, обмениваемся контактами. Даниэль рассказывает напоследок, что он собирается жениться на тибетке и приехал в Лхасу чтобы познакомиться с мамой невесты. Очень удивляюсь, поздравляю его. На том и расстаемся.

Идем в кафе. Дорогое и абсолютно пустое. Заказываю Chicken Orange Cezar Salad за 350 рублей (58 юаней), представляю себе что-то очень красивое и вкусное. Приносят ужос. Сегодня я сильно не угадала с выбором. Сто раз объясняю старательной, но не говорящей по английски официантке, что хочу лимонный чай. В результате мне приносят горячее молоко 🙂 Диме принесли "солянку" (какой-то местный супчик) на огне - выглядит красиво. Сервис очень причудливый: пиво приносят в стакане для вина, вместо зажигалки - громного размера спички, вместо одного пива - два.

После ужина опять садимся за компьютеры. Мимо пробегает Даниэль, говорит что мы адиктивные 🙂 Опять прощаемся с ним и желаем друг другу удачи. Пытаюсь заплатить за интернет дедушке на ресепшне. С меня просят 10 юаней, хотя считаю, что по-честному (в соответствии с тарифом) надо бы я должна 30 юаней. Пытаюсь поведать об этом дедушке, но он не понимает. Ладно, пусть будет 10 юаней.

Завтра мы уезжаем из Тибета. Жаль, что получилась такая короткая встреча с ним. Обязательно, обязательно хочу вернуться сюда!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *