Про первые полтора года жизни — нейробиология стиля привязанности

Источник: http://alexey5351.livejournal.com/128100.html

Перевод отрывка текста из книги “Affect Regulation and the Origin of the Self: The Neurobiology of Emotional Development” о том, насколько важно кто и как осуществляет уход за ребенком в первые полтора года жизни. В тексте есть психоаналитические и нейробиологические термины, поэтому он скорее для специалистов. Тем не менее, суть текста можно уловить во втором и в последнем абзацах.

Как присказку к тексту могу упомянуть, что детские дома закончились в Великобритании после речи отца-основателя теории привязанности, влиятельного психоаналитика Джона Боулби. А вот детские сады и ясли для детей очень раннего возраста по прежнему распространены по всему миру.

В дополнение к этим идеям мы показали данные из разных дисциплин, которые иллюстрируют, что в определенный период развития младенца происходит взросление структуры, находящейся в самой вершине иерархии лимбической системы, которая отвечает за функции саморегуляции, причем это взросление существенно зависит от взаимодействия младенца со средой. Рост и дифференциация этой кортико-лимбической системы напрямую зависит от объектных отношений младенца и мамы. Эта система идентична контролирующей структуре, которая описана в психоаналитической литературе (Rapaport, 1960), а именно системе, которая поддерживает постоянство и сдерживает давление возбужденных драйвов, требующих разрядки. Нейропсихологические исследования orbitofrontal cortex подчеркивают роль этой структуры в функции сдерживания действия-разрядки (Goldman, 1971), а также существенный вклад этой структуры в модуляцию восходящих возбуждающих импульсов (Butter et al., 1970). Эта фронтально-лимбическая система, которая следит за эмоционально важными объектами во внешнем мире (Mesulam, 1985) действует как «оценщик» (Pribram, 1987). Происходит это путем выполнения сравнения «соответствует-не соответствует» для того, чтобы вычислить аффективную важность социального стимула. Это взаимодействие также было описано в психоаналитической литературе. Кляйн (1976) называет этот процесс «восприятельно-оценивающим несоответствием.» Это процесс, который включает в себя сравнение полученного внешним восприятием стимула и существующего внутри центрального пэттерна; а также сравнения оценочных суждений связанных с каждым из них.

Хотя Фрейд был не первым, кто сформулировал, что события в очень раннем возрасте ребенка приводят к существенным и постоянным эффектам, влияющим на все дальнейшее функционирование человека, его работы послужили важной движущей силой в развитии этой идеи. В современной психоаналитической терминологии, представления Я-и-Объект в сочетании с их аффективной окраской развиваются из самых первых взаимодействий младенца и окружающей среды. После чего эти устойчивые конфигурации используются для ассимиляции всех последующих аффективных взаимодействий с социальными объектами. В современных психологических моделях развития принято считать, что пэттерны привязанности отпечатываются во внутренние рабочие модели, которые в свою очередь кодируют программы регуляции аффекта и направляют будущие взаимодействия человека с другими людьми. Центральный тезис данной книги заключается в том, что взаимодействие младенца с эмоционально-социальной средой в течение первых полутора лет жизни ключевым образом влияет на эволюцию структур мозга отвечающих за социльно-эмоциональное функционирование его на протяжении всей жизни. Это взаимодействие происходит в диаде младенца и “мамы” (“мама” здесь условное понятие – это человек, который проводит с младенцем основное время в первые полтора года жизни - прим. АТ). При оптимальном стечении обстоятельств мама общается с младенцем таким образом, что она доступна для осуществления функций регуляции аффекта младенца. Она настроена на восприятие внутренних состояний младенца; перемены в этих состояниях требуют большого количества эмпатичного внимания и эмоционального вовлечения со стороны мамы. Ее участие в интимном, невербальном взаимодействии "лицом-к-лицу", в ощущении младенцем слияния с мамой, генерирует и поддерживает в младенце достаточное количество позитивного аффекта, который в свою очередь индуцирует развитие новых нейронных связей и «питает» их. В возрасте около года ребенок достигает фазы, когда он или она обретает моторные способности, позволяющие отделяться от мамы. Участие мамы в диадных взаимодействиях с ребенком, в которых она является для него социальной точкой отсчета, позволяет ребенку развить адаптивную способность исследовать окружающую среду и развить безопасный стиль привязанности (secure attachment.) В отличие от этих оптимальных условий, я показал выше в тексте, как взаимодействие с мало-эмпатичной мамой в первые полтора года жизни, при которым часто случаются эмоциональные несоответствия состояния ребенка и отклика мамы, приводит к долгосрочным последствиям для ребенка. Эти небезопасные стили привязанности (insecure attachment - AT) сохраняются как нейронные образцы (пэттерны) в лимбической системе; они коррелируют с предрасположенностью к различным психиатрическим и психосоматическим расстройствам.

Выводы данной книги перекликаются с опасениями, высказанными Bretherton (1992), который экспериментально показал увеличение риска развития небезопасного стиля привязанности в системе ухода за ребенком, которая сейчас повсеместно распространена в США (day care - система, когда ребенка возят, условно говоря, в десткий сад или ясли - AT) и начинается буквально с годовалого возраста или раньше. Belsky показал в серии иссделований интенсивного не-материнского (и не-отцовского) ухода за ребенком в течение первого года жизни, что риск развития небезопасного стиля привязанности увеличен (Belsky & Rovine, 1988); более того, что младенцы с небезопасно-избегающим стилем привязанности, уход за которыми происходил в системе day care, выражают больше негативных эмоций, меньше играют во время эпизодов воссоединения с мамой после разлуки (Belsky & Braungart, 1991). Другие исследования показывают, что даже младенцы в семьях среднего класса и выше, уход за которыми осуществляют как правило няни, приходящие на дом - на 20 часов в неделю или более, показывают повышенный уровень избегающего поведения у ребенка при воссоединении с мамой после разлуки; и что они могут с большей вероятностью быть классифицированы, как дети с небезопасным стилем привязанности (Barglow, Vaughn, & Molitor, 1987). Cвязь между очень ранним уходом за ребенком в системе day care и последующим увеличением уровня агрессии и неповиновения родителям была описана в исследовании Haskins (1985). Lamb и его коллеги, провели мета-анализ 13 исследований о связи стиля привязанности и системы ухода за ребенком day care, пришли к тому же выводу, что и Belsky, а именно, что уровень небезопасного стиля привязанности устойчиво повышен у детей, которые были воспитаны в day care (Lamb et al., 1992). В недавней обзорной статье, Scarr и Eisenberb (1993) обсуждают продолжающиеся дебаты об эмоциональных последствиях не-материнского ухода во время первого года жизни ребенка, а также значение устойчивых результатов разных исследований о повышенном уровне агрессии у детей, воспитанных в централизованных условиях.

Источник

Affect Regulation and the Origin of the Self: The Neurobiology of Emotional Development by Allan N. Schore

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.