О нравах времен Л.Н. Толстого

Из книги П. Басинского “Бегство из рая”:

26 апреля 1909 года зять Толстого Сухотин пишет в дневнике:
«Тут же сидели несколько мужиков. Л.Н. обратился к одному из них:
– Ты кто такой?
– Староста, ваше сиятельство.
– Как же тебя зовут?
Тимофей Аниканов.
– Ах, да, да, – произнес Л.Н. и вышел в сени. За ним последовала хозяйка.
– Какой же это Аниканов? – спросил Л.Н.
– Да Тимофей, сын Аксиньи, ваше сиятельство.
– Ах, да, да, – задумчиво произнес Л.Н.
Мы сели в пролетку.
– Да ведь у вас был другой староста, Шукаев, – произнес Л.Н., обращаясь к кучеру Ивану.
– Отставили, ваше сиятельство.
– За что же отставили?
– Очень слабо стал себя вести, ваше сиятельство. Пил уж очень.
– А этот не пьет?
– Тоже пьет, ваше сиятельство.
Я всё время наблюдал за Л.Н. и никакого смущения в нем не заметил. Дело в том, что этот Тимофей – незаконный сын Л.Н., поразительно на него похожий, только более рослый и красивый. Тимофей – прекрасный кучер, живший по очереди у своих трех законных братьев, но нигде не уживавшийся из-за пристрастия к водке. Забыл ли Л.Н. свою страстную любовь к бабе Аксинье, о которой он так откровенно упоминает в своих старых дневниках, или же он счел нужным показать свое полное равнодушие к своему прошлому, решить не берусь».

В конце мая 1860 года Толстой признается в дневнике: «Ее (Аксиньи. – П.Б .) не видал. Но вчера… мне даже страшно становится, как она мне близка».

Вот что мне интересно: Л.Н. Толстой всю жизнь стремился к идеальной семье, проповедовал любовь ко всем людям и методично нарушал порядки тогдашнего общества, имея славу не только великого мыслителя и морального авторитета, но и подрывателя устоев, ненавидящего самодержавие и впоследствии отвергавшего институт брака. По факту же это был угрюмый и не особо добрый человек, вечно несчастный, с кучей комплексов и моральных травм, эгоцентричный, больше всего ценящий только себя и свое одиночество. К тому же, глубоко безразличный к своему первому ребенку. При том, что это был ребенок от, в принципе, близкой ему женщины. Хотя нет, как же женщины, - “бабы”!

То есть получается, что мужчина не любит своих детей “по определению”, но только в связи с установленными социальными нормами? Положено с придыханием относиться к первенцам - ну, ладно, пойду, на асфальте напишу “Спасибо, любимая!” Не положено любить детей от крестьянок - ну и пусть там сами как-нибудь разбираются, со своими пристрастиями к водке.

Кстати, выходит, что гены значат все-таки неизмеримо меньше, нежели среда? Сын Л.Н. Толстого и крестьянки - просто пьющий мужик. Хоть и “красивый″. А вот дети Л.Н. Толстого от законного брака, хоть и очень нервического, можно сказать что и несчастного и неудачного - все достойные, образованные люди.

З.Ы. Кстати нравы в те времена среди дворян были вполне себе:

Любовь Александровна была незаконной дочерью от третьего, незарегистрированного брака Исленьева с княгиней Козловской, бежавшей от первого мужа и тайно обвенчавшейся с Исленьевым в селе Красном. История наделала много шума в свете, потому что княгиня Козловская в девушках была фрейлиной при дворе. По жалобе князя Козловского брак был признан незаконным, и дети Исленьева от третьей жены вынуждены были носить «исправленную» фамилию Иславины.

Андрей Евстафьевич в молодости был сердцеедом. Варвара Петровна Тургенева даже родила от него незаконную дочь, которая таким образом была сводной сестрой Тургенева и жены Толстого. Варвара Житкова оставила после себя интереснейшие воспоминания. По слухам, вождь русского анархизма, князь Петр Алексеевич Кропоткин, на самом деле тоже был сыном домашнего врача Кропоткиных – Берса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.