Мамаллапурам — Тируччираппали

5 февраля, день 32

Не осилили рано проснуться. Пожалуй, не поедем сегодня никуда, останемся еще на день. Будет у нас день отдыха от культурной программы.
Слышу через окно русскую речь. У нас новые соседи. Когда выходим из комнаты, здороваюсь. Ба! Да это вчерашние русские из Канчипурама. Как, однако, узки дороги туристов.
Завтракаем как обычно, в кафе на пляже, рядом с отелем. Интересуются, чего это мы не зашли вчера. Рыба у вас больно дорогая а мы в Канчипураме были, отвечаю уклончиво.
Идем на пляж, Дима созрел искупаться. Не похоже это место на шибко плавательное, иногда только местные пробуют купаться. В одежде и парами. Бултыхаться в длинном океаническом прибое с большой волной мне лично не улыбается. Посижу на берегу. У нашего маленького рюкзака оторвалась лямка, не рассчитан он на тот вес, который мы в нем таскаем. Села на остатки старой лодки на пляже, задумчиво пришиваю ручку. Дима плещется в волнах. Но долго туристу сидеть на пляже в одиночестве не полагается. Парень с бусами уже чешет в мою сторону. Хвалит мою хозяйственность, рассказывает про свой маленький бизнес. Я одобряю его предприимчивость, но покупать бусы не хочу. Позже? – подсказывает правильный ответ парень. Да, пожалуй. Все бы хорошо, только вот он меня отвлек, укололась иголкой до крови. Спящая в замке сказочная царевна, уколовшаяся веретеном, наверняка на самом деле подхватила инфекцию и впала в кому, осеняет меня, пока я ищу в сумке зеленку. Старательно мажу палец и продолжаю свой опасный труд. Следующим номером программы идет торговка платками. Присаживается рядом на бревна, типа отдохнуть присела. Не видит с моей стороны инициативы, заводит разговор: «ракуска!» Да, ракушка, соглашаюсь я. Выкладывает из своего мешка красивые ракушки с разными рисованными орнаментами. Здорово конечно, но, пожалуй, воздержусь. Женщина не уходит, временами напоминает о себе: «ракуска, харасо». Наконец и она уходит. Зато приходит продавец бус. Сразу сую ему уколотый палец под нос: вот видишь, какое у меня горе, мне не до украшений. Парень впечатляется. Похоже, он не совсем догоняет, что это за зеленое пятно в полпальца. Зато теперь ко мне уже спешит мальчик. Совсем не дают посидеть в одиночестве. Мальчик тоже с бусами. Но при этом великий психолог, заводит разговор:
- привет, как тебя зовут?
- Мария, а тебя?
- меня зовут (неразборчиво). А ты откуда?
- из России
- а я из Индии, а ты давно в Индии?
- 5 дней
- а я давно в Индии…
Да, мальчик, я даже знаю примерно, сколько: лет 9 уже 🙂
Спрашивает, замужем ли я. А как же, вон, видишь, в прибое дядька плещется. Вот это муж.
Дальше ребенок переходит к действию: ой, кепка, а можно померить? Вообще-то не хотелось бы, но как-то мне неудобно отказывать. Ну померь. Моя кепка ему явно велика, падает на глаза. Забавный ребенок. Чумазый весь, одежда грязная. Улыбается. Интересуется моей видеокамерой: дай посмотреть. Ща, все будет. Снимаю его на камеру, показываю. Ему нравится, хочет еще. Поет на камеру какую-то свою песню (надеюсь, приличную), бежит смотреть. Так, ладно, с камерой разобрались. Тянет руку к моим часам: силвер? Да, как же, приеду я сюда к вам в часах из силвера. Нет, металл. Наконец переходит к главному пункту: а купи бусы. Нет, вот могу на кепку поменять, раз уж такое дело. Не хочет. Показывает на мои сережки – давай на это. Какой продвинутый ребенок, золото на бусы, молодец. Грустно садится на песок, пытается мне показывать свой товар. Нет, даже не предлагай. А шоколадка у тебя есть? – решает хоть что-то с меня взять мальчик. А мыло?
Мыло?.. Вот ведь, а я еще ему давала свою кепку…
Нашу милую беседу прерывает толпа подростков. Усаживаются, как птицы на куст, вокруг меня, болтают. Один хватает димины очки от солнца, примеряет. Отдает другому, тот тоже меряет. Подлецу все к лицу. Забавные они тут все-таки, сама непосредственность. Однако меня напрягает их количество. Если захотят стибрить сумку, никто же их не остановит. Схватят что-нибудь и в разные стороны. Но, кажется, они не по этой части. Это очки мужа, - говорю на всякий случай. Хороший муж, резюмируют подростки, отдавая очки. Вот, кстати, и муж идет. Дети откланиваются. Зато идет торговец картинками. Русский? Покурить? Нет, мы хоть и русские, но не надо. Под финал приходит собака, выкапывает в песке ямку, ложится рядом. Может, у меня хорошая аура? Почему я не могу посидеть на пляже в одиночестве? У соседней лодки сидит парочка подростков, парень мило обнимает девушку. Романтика у них, завидую. Ничего нельзя, кроме как обняться на пляже.
Дима купанием доволен, хотя волна сильная, бьет больно, говорит.
Идем в интернет-кафе. Какой же релакс без розетки. Правда, интернет дорогой: 40 рупий в час. Зато компьютеры новые. Подключены через упсы. Через некоторое время во всем районе гаснет свет – упсы здесь поставлены не зря. Похоже, отключение электричества тут частое явление. Понимаем, что нам пора бы и на ужин.
У кафе стоит дедушка, интеллигентно просит милостыню. Даю 10 рупий. Складывает ладошки с купюрой, подносит ко лбу. Но Дима не одобряет профессионального нищенства. Все видели «Миллионер из трущоб»? Вот поэтому и не одобряет.
Ужинать идем в новое место, туда, где много туристов. Прошу кофе с молоком. Официант цокает языком, заводит глаза вверх и в сторону: не угадали. Молока нет. Ну хорошо, черный тогда. И блин с ананасом. Опять не угадали. Нет ананаса. Мне нравится, что о скудности ассортимента докладывают вот так, креативно, а не с кислой миной. Заказываю «картошку 65» - вареный картофель, кусками, в острой панировке. Дима просит острых кальмаров. Нет, опять цокает языком официант, - вам будет слишком остро, не берите. Дима настаивает. Ладно, вот попробуете, не говорите что я не предупреждал. Какой все-таки занятный здесь персонал. Кальмары правда острые, да еще со свежим луком, но Диме только того и надо. Официант уж очень настойчив в желании нас скорее спровадить: еще не доели, а уже выписывает счет. За соседним столом происходит какое-то странное явление: уже третья одинокая женщина бальзаковского, скажем так, возраста, выбирает именно это место. Может, они специально так садятся, чтобы было удобнее болтать с официантами. Похоже на то. Поели в результате на 785 рупий. Дешевле чем на пляже. Супы начинаются от 35 рупий. Вторые блюда от 80.
Вечером с балкона замечаю движение во дворе: похоже, крыса. Да не, успокаивает Дима, это белка. Ладно, пусть белка, только она без пушистого хвоста… А это ночная белка, - шутит муж.
По вечерам мы здесь играем в доступные на ноуте игры: собираем пасьянс «Паук», развиваем парикмахерскую для домашних животных, расстреливаем кораблики в морском бою и катаем шарик в пинболе. Получается очень душевно.
Чтобы спуститься вниз за бутылкой воды, сначала тянем спичку. Потом скидываемся на камень-ножницы, потом кидаем монетку. По всему выходит, что идти мне. Ну ладно, напрягусь, пройду 10 метров.
Пальмы действуют в полную силу: уже лень не только что-то делать, а даже и говорить. Часто заменяю слова жестами. Когда к тебе обращаются, проще всего согласиться, чтобы не вступать в долгие дискуссии. Так что обычно на все реплики мужа просто киваю. Кажется, я начинаю просекать фишку этого места 🙂

6 февраля, день 33

Наконец собрались в дорогу. Поедем в Танжавур. А может, в Туруччираппали… До куда доедем. Но сначала идем в банкомат. Как-то быстро мы истратили 15000 рупий. Выходит по 2000 рублей в день, не очень-то дешево.
Прямых автобусов нет, сначала надо доехать до Пондичерри. В отеле нам говорили, что надо брать тук-тук за 25 рупий и ехать на какую-то другую станцию, не ту, с которой мы уже ездили в Канчи. Но мы сначала попытаемся уехать с уже знакомой. Нет, все-таки отсюда автобусы в Пондичерри не ходят. Ладно, садимся в тук-тук, едем. Нас привозят на шоссе, высаживают на выезде из Мамаллапурама. Здорово, даже остановка не обозначена. Обещают, что автобусы ходят часто. Из следующего тук-тука вылезают 4 бекпэкера с рюкзаками. Не всякая машина столько вмещает. Сидим на обочине, ждем. Тормозит большой кондиционированный автобус. Ух ты, какой комфорт. Тут просторно, народу совсем нет, на таком можно хоть всю Индию объехать. На туристических маршрутах пускают очень хорошие автобусы. Проезд, однако, дорогой: 53 рупии. Ехать до Пондичерри два часа, хотя расстояние всего 95 километров. Дима мечтает о таком же автобусе и до следующего пункта назначения. Посередине пути делаем остановку у придорожного магазина. Там индийские подростки фотографируются на фоне нашего автобуса. Дорога очень хорошая, в Тверской бы области такие сделали, вот была бы красота. Едем с ветерком вдоль рисовых полей. Видим одну аварию: малолитражка улетела в поле и перевернулась. Люди стоят рядом, задумчиво чешут репы. Вроде все живы.
Вот и Понди. Выходим. Как обычно, большая пыльная и шумная автобусная станция. Никто нами не интересуется. Да и мало кто говорит по-английски. Наводим разведку боем, узнаем, что напрямую опять не удастся проехать. Решаем добраться до Виллапурама, а там пересядем на автобус до Тируччираппали. Крюка получается нарезаем, но что же делать. Ехать час, хоть тут и не далеко. Автобус уже не такой цивильный. Зато всего по 13 рупий. Доезжаем, опять выходим. Узнаем, где наш автобус. Сегодня у нас день дороги. А вот до Тируччираппали ехать долго, 103 километра. Часа три получится. Билеты по 103 рупии. Садимся сзади, на трехместную скамейку. Автобус уже почти полон. Вместе с нами у окна уже сидит дяденька. На нас никто не обращает никакого внимания, хотя мы единственные здесь европейцы. Чувствую себя вполне комфортно. Вот в Ланке на нас в таких автобусах смотрели как на диковину. А тут то ли привыкли к туристам, то ли им вообще все по жизни пофиг. Все бы хорошо, но в автобусе есть телевизор, сразу за водителем. А к телевизору прилагается две колонки, одна из которых прямо у нас над ухом. Я очень толерантна к громким звукам, но это… Как же дико орет! И звук очень противный, резкий и высокий. Показывают какие-то кошмарные индийские фильмы. Ужас. Начинаю понимать, зачем советуют брать с собой в Индию беруши, причем в обязательном порядке. У меня беруш нет, но зато есть бумажные носовые платки. Засовываю в уши. Иначе я тут просто сойду с ума за три часа. Ну вот, теперь лучше, звук все такой же громкий, но зато намного глуше.
Едем честные три часа. На Диму, похоже, очень плохо подействовали громкие индийские передачи. Как только выключают телек, он начинает болтать без умолку. Беспокоится, что везут нас по каким-то трущобам. А где же тут ночевать? А где есть? Но я придерживаюсь такого мнения, что беспокоиться надо по факту. Пока нас нигде не высадили, проблемы нет.
А вот высаживают нас не в самом лучшем месте, да. Большой грязный вокзал с кучей народу. Вокруг вокзала – гостиницы. В многоэтажных зданиях. Сразу чувствую, что будет клоповник. Уже вечер, темно, на улицах куча людей, мотоциклов, тук-туков, велосипедов, машин, автобусов. Перейти дорогу – целая проблема. Как же здесь, в Индии, все-таки много мотоциклов. Никогда столько разом не видела. Причем на них ездят целыми семьями, детей, даже совсем маленьких, либо сажает перед собой водитель, либо зажимают между двумя взрослыми. Причем мотоциклы водят только мужчины, а женщины ездят сзади, боком. Практически не держатся и вид имеют при этом вполне умиротворенный. Женщины за рулем тоже встречаются, но только на маленьких мотороллерах, где посередине есть подставка для ног.
Заходим в первую гостиницу: кондиционированный номер за 750 рупий. Дорого. Идем в соседнюю. Не кондиционированный за 535. Ладно, надо посмотреть. Горячая вода с 6 до 10 утра, занавески грязные. Сущий клоповник конечно, но что-то лучше мы вряд ли найдем. Заселяемся. Берут с нас 590 - типа такса еще. На кроватях нет одеял, прошу у сопровождающего нас мальчика дополнительные простыни. Дима пытается у него выяснить, где тут можно курить. Мальчик дает противоречивые показания: кивает утвердительно на все вопросы. Да, я тоже придерживаюсь такой тактики. Но Дима не отстает: выходит из номера, достает сигарету: можно? Мальчик кивает. Дима заходит в номер, опять достает сигарету: можно? Мальчик уже чувствует подвох, теряется от обилия информации. Дима громко и с жестикуляцией начинает требовать у ребенка ответа. Я начинаю громко смеяться от этой сцены: похоже, индийские танцы плохо повлияли на мужа. Прошу его так не шуметь, и поменьше прыгать, а то еще травмирует психику ребенка. Но зато простыни появляются у нас в номере очень быстро. Даю мальчику 20 рупий, довольный убегает. Зато прибегает дядька, меняет наволочку на одной из двух подушек. Дима возмущен: ну тогда уж на двух меняй. Мужчина исчезает из номера так же быстро, как появился. Очень, очень странный здесь сервис.
А еще тут нет ни единого европейца кроме нас. В отель селятся местные. В кафе сидят тоже только местные. Сервис соответствующий. Ненавязчив и причудлив. Отдаленно напоминает гостиницы в российской глубинке. Идем искать себе ужин. Ни одно кафе не впечатляет. Обходим едальни вокруг вокзала. Нет, это все явно только для местных. Наконец понимаем, что вполне реально можем остаться без ужина. Грустно. Начинаю подозревать большой подвох. Все-таки заходим в одно кафе со столиками на улице. К нам подходит человек с большим металлическим кувшином и двумя стаканами. Нет, лучше дайте меню. Меню приводит Диму в полный восторг: на одном листе, замурзанное, все какое-то липкое и с оторванным с краем. Грустно констатирую, что нам здесь явно не место. Хотя цены там были очень приятные… Спрашиваем у водителя одного из тук-туков на обочине, где здесь ресторан для европейцев. Упс, он не говорит по-английски. Спрашиваем у водителей такси. Они морщат лоб, напрягаются, указывают на то место, где мы только что были: очень хорошее! Мда, и ведь здесь нет даже супермаркета, так что сникерсы в качестве ужина тоже отменяются. Похоже, пришло время поближе познакомиться с настоящей Индией. Набираюсь решимости и захожу в кафе при соседнем с нашим отелем кафе. Народу много, все местные. Едят руками, с больших банановых листьев вместо тарелок. А я-то со слепу сначала подумала, что это такие красивые зеленые салфетки. Ну что ж, колоритно. Стараюсь выбрать что-нибудь побезобидней. Например, вегетерианские макароны. Дима заказывает острый суп, рис, картошку фри и мороженое. Сомнительный набор. Ну ладно, я тоже буду суп. Приносят его в пластмассовой посуде, ложки очень странной формы, похожи на детские и с короткой ручкой, тоже пластмассовые. Суп овощной: капуста, морковка, стручковая фасоль, черный перец. Отдаленно напоминает щи, только не кислые. Вообще-то не очень вкусно, но голод не тетка. Диме же все нравится, к нему пришло понимание, что в Индии есть «что-то такое», свой шарм. Вот в Ланке нет, а тут есть. Ему нравится Индия. Ну, дождались.
Поели рекордно дешево: всего 225 рупий. Если я сегодня не буду разорять свою походную аптечку, можно будет считать, что вечер удался. По дороге из кафе замечаю на тротуаре в метре от себя крысу. Это ночная белка, - флегматично замечает Дима.
Да, грязно здесь действительно за гранью разумного. Воняет. Вот она, нетуристическая Индия.
В номере по нашим простыням прыгают какие-то зеленые насекомые. Клопы! – беспокоится Дима. Нет, больше похожи на крупную тлю. По полу бегает местный «Василий», хорошо, что вполне привычного нам размера. Василию достается тапком, тлю уничтожаю полотенцем. Спать, учитывая цвет простынь, решаем в одежде. На подушки сверху кладем свои полотенца.
Ну ладно, переживем как-нибудь и это, зато увидим гопурамы династии Чола. Надеюсь, они того стоят.

Мамаллапурам — Тируччираппали: 2 комментария

  1. Туруччираппали, с ума сойти! Маша, ты долго училась выговаривать местные названия? =)))

  2. Вообще да, они даются с большим трудом 🙂 Учились выговаривать местные названия несколько дней. Еще большая проблема — вспомнить, де был вчера и куда направляешься завтра… Чидамбарам, Мамаллапурам, Тируччираппали, Танжавур… Бывало забавно — хочешь спросить идет ли этот автобус до нужного тебе города и понимаешь, что забыла название 🙂 А вообще они сокращают: Тричи, Понди

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *