Дмитрий Быков, “Особое мнение”

Д.БЫКОВ: … Политика упрощения – это государственная политика. Мы должны отдавать себе в этом отчет. Даже не потому, что обществу удобнее иметь дело с рабами. Это достаточно такая, плоская мысль. Проблема, ведь, в другом. Российская система – политическая, социальная, гуманитарная, вся – она не рассчитана на быстрое развитие, она просто развалится от этого. Поэтому главная задача власти сегодня – затормозить это развитие любыми путями. Отвлечь на несущественную дискуссию, подавить интеллект, запугать мыслящую часть общества, низвести прессу до того уровня, который мы сегодня видим. Почитайте любую газету, и не только «Комсомольскую правду», любую откройте и вы поразитесь тому, какой дикой смесью из оккультизма и интернета является большинство так называемых расследований. Ну, это просто стыдно в руки взять. Профессиональное падение таково, что не о чем говорить.

Все это делается с единственной целью. Если Россия начнет серьезно заниматься своими проблемами и серьезно развиваться, ее политическая система просто затрещит по швам, потому что количество умных в стране сегодня должно быть много ниже плинтуса. Иначе они начнут что-то делать, а вот это как раз непростительно.

Сегодня самоорганизация нации – это единственное, что способно ее спасти, и именно это мишень №1.

О.БЫЧКОВА: Илья Фарбер, московский учитель, который поехал в Тверь, в тверское село учительствовать, попытался отремонтировать местный клуб, попытался там как-то детей учить рисовать и чему-то еще такому, и в результате все это закончилось 8-мью годами лишения свободы, 3-мя миллионами рублей штрафа и, в общем, конечно… Ну, пока эта жизнь выглядит как полностью испорченная, честно говоря.

Д.БЫКОВ: Ну, вот это должно нам дать как раз понять, что, что еще страшнее для этой власти, это попытка просветительства. Потому что человек, который идет в деревню с просветительскими целями, выглядит городским сумасшедшим.

О.БЫЧКОВА: А вы следите за этой историей?

Д.БЫКОВ: Слежу. Меня больше всего в этой истории поразило то, что сам Фарбер до такой степени ничего не понимал. Он должен был все понять уже с самого начала: его не приняла эта деревня. Видимо, хоть он и учитель-гуманитарий, а он тургеневскую «Новь» явно не перечитывал, историю о том, как… Там есть такой эпизод, как Нежданова, пропагандиста сдают сами крестьяне. Он приезжает к ним с проповедью добра и справедливости, они его споили, побили и сдали. Надо уметь. Нужен подход. А когда Черниченко приезжал в деревню, он был там свой. Фарбер был там явно чужой. Надо было сразу поворачивать оглоблю – он не по адресу приехал в эту деревню Мошенки.

полный текст: http://echo.msk.ru/programs/personalno/915952-echo/#element-text

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.