Белоруссия, отчет, часть 2

3 января, Жодино – Мир – Несвиж – Минск – Жодино, 340 км



Будильник ставили на 8 утра по Москве (т.е. на 7 по-местному), но не осилили, оживились ближе к рассвету (около 9 утра местного времени), а из дома выехали в 9:30.

Поскольку ездить сегодня не очень далеко, отправляемся на осмотр Мирского и Несвижского замков на одной машине.

До Минска от Жодино – 40 км. И еще около 100 км – до Мира (это город так называется). Несвиж от Мира в 30 км.



В Мир приезжаем в 11:30, временами над землей стелется туман. Снег после Минска пропал вовсе, хотя в Жодино с утра подморозило и был сильный противный гололед с ветром. Здесь сыро, но поля стоят зеленые! На них даже пробивается травка, а временами даже и совсем какие-то лопушистые растения культурного происхождения. Как здорово приехать из зимы в позднюю осень (хотя бы так, раз уж не в лето!)



Входной билет в замок стоит 23 000 бр (91р); буклет, магнитики, карта (всего 5 позиций) – 34 500 бр (137р); магниты по 6500 бр (25р), но не особо художественные.












Сам замок отреставрирован чуть более, чем надо бы. На фото он был белым с красным, теперь с фасада это скорее розовый с красным. Не очень. Но все равно впечатляет. Внутри непременный колодец с крышкой и елка по случаю Рождества; тетенька из музейных работников кричит, куда ходить, куда не ходить и где тут начало осмотра. Народу довольно много. Экспозиция куцая. Начинаем с подъема на башню по нечеловечески высоким и узким ступенькам. Но там ничего особого нет. Даже к запотевшим окнам с толстыми стеклами подходить запрещается. Влажность такая, что все стены внутри башни мокрые. Тяжело было жить здесь средневековой знати. Болели, наверно. (история замка http://www.mirzamak.by/ru/castle.html)









Если меня спросить, как я себе представляю историю Белоруссии, я бы сказала: земля “между”. По моим представлениям, суть этого места в том, что оно имеет очень короткую историю “незалежности” в виде отдельного государства. Когда-то здесь были славянские племена, феодальные замки (в основном, Литовской знати). Были годы, когда граница Великого Княжества Литовского проходила по территории, соответствующей современному Можайскому району Московской области. Белоруссия была в составе Речи Посполитой, была оккупирована немцами, находилась в составе СССР.

Т.е. географическое положение между Польшей, Литвой, Латвией, Россией и Украиной обусловило очень сильное проникновение культур всех этих стран. Собственно, белорусской культуры, как таковой, почти пока (или уже) нет. Все сводится к обычаям древних племен, населявших эти края и советскому менталитету.

По местности очень хорошо видно, что сейчас это смесь “советского” и “западного”. Очень четкая граница. Уже не “немытая Россия”, много европейских деталей, но советское прошлое (и настоящее) слишком сильно отражается на внешнем облике.

Также, есть заметное различие между западной и восточной частями РБ. Я в этом сама убедилась за две поездки.




















Прошлись по замковым стенам, заглянули в сувенирный (ничего интересного и достаточно дорого), в пыточные казематы, в экспозицию «Мирское гетто». По фотографиям в ней видно, как сильно замок был разрушен в войну. (http://www.meod.by/ru/arhiv-novostej/4-2011/2282–l-r.html)






































Самая интересная часть экспозиции – в противоположном от входа в замок конце. Понравились огромные макеты разных замков РБ с их описаниями.

Кстати, билеты на съемку тут еще не придумали. Я ходила и снимала все, что вздумается абсолютно бесплатно.



























































































Время от времени во дворе замка проводятся разные представления, сцена уже стоит.
Погуляли немного по сосновой аллее вдоль пруда. Пока я фотала уточек, остальные разделились, братья пошли к «хлебу насущному», в сторону продуктовых палаток. Сама не видела, но рассказывали, что ничего вкуснее уже разведенного доширака там не продавалось. Я, правда, видела еще киоск с пирожками, но меня оперативно оттащили с криками «это очень долго, они при тебе их пекут». Дима с Катей выбрали духовную пищу, повернули в противоположном направлении и вместо автостоянки с пирожками, сувенирными свистульками и дошираками пошли смотреть костел и склеп. А меня заломало, каюсь.
































Около замка есть симпатичное кафе, летом там было бы вообще отлично посидеть. Но времени до конца светового дня у нас было уже очень мало, а хотелось посмотреть еще и Несвижский замок. Так что зашли в магазинчик на 26 000 бр, купили булочек и шоколадку и побежали к машине.















В 14:45 были уже в Несвиже, вход в музей 60 000 бр (238р) (судя по сохраненному чеку; но вряд ли это на одного человека, либо за двоих либо за троих, нетипично дорого для РБ)
Правда, энтузиазма поубавилось. Все-таки погода хоть и без снега, но хмарьная и сырая. Второй замок тоже понравился, но сделан в совсем другом стиле. Экспозиция более богатая, на мой взгляд. Но очень много новодела.

























































Как выяснилось из купленной в Мире туристической карты РБ, тут замков просто пруд пруди! Но, похоже, все они на большую часть – новодел. А и ладно, все равно летом по ним погулять интересно было бы!

































































Чутка прошлись по парку вокруг замка, посмотрели, как безнадежно размесила дорожку катающая туристов лошадка, запряженная в повозку, и пошли к машине. Ради интереса спросили в кафе у парковки (в котором тоже есть летняя терраса с великолепным видом на замок), имеется ли у них wi-fi. Нету. Вова считает, что раз уж в Непале почти в каждой забегаловке Покхары есть бесплатный wi-fi, то он должен быть и тут, можно сказать уже в Европе. Но мы-то знаем, как оно с туристической инфраструктурой на самом деле 🙂






















Опять отказавшись от идеи вкусно поесть (первый раз за день, между прочим) едем в Минск, искать кафе мечты. Приезжаем уже в сумерках. Главная улица Минска (пр-т Независимости) выглядит впечатляюще: все в огнях, море машин и людей. Гораздо лучше, чем я ожидала.
В 17:45 сняла в ГУМе Минска (пр-т. Независимости, 21) ажно 1 000 000; жаль, что не долларов, а всего лишь «быриков» 🙂

































В ГУМе какой-то треш и адъ, к обменникам и банкоматам очереди. Не прям как в мавзолей, но человек по 10. Не знаю, с чем связано. Причем с обменниками всегда так, не только в ГУМе. Заходили в несколько. Да и потом, в другой день, видела на улице очередь к обменнику.
Вообще народу очень много, но ГУМ внутри разочаровал. Как большое сельпо, перегороженное кучей павильончиков. Я-то в тайне надеялась на роспись стен и парадную барочную лестницу.
Поимев в кармане миллион, пошли искать, куда бы его потратить. Нашли под аркой в доме, кажется 19, в подвальном помещении прекрасное кафе с национальной кухней. Но не было мест! Зашли в пивное кафе «Гудвин» неподалеку. Места были, но не всем в нашей компании все понравилось, так что пошли дальше. Успела пробежать глазами по меню - пиво 30 р, второе 280 р, (уже в переводе на российские), что вполне гуманно для центра столицы.









Дошли до Октябрьской площади с первой искусственной елкой посередине (пока что на площадях встречала только живые, довольно крупные и пушистые, симпатичные), сразу за Дворцом Республики нашли кафе Caffe Inn с неброским интерьером и сервисом, теплыми клетчатыми пледами и множеством посетителей. На мой вкус, не кафе мечты, но посидеть можно.



Цены там оказались странно высокими, кстати:

Крем-суп – 29 000 бр (115р)
Курица со шпинатом и овощами – 56 000 бр (222р)
Эспрессо – 14 000 бр (55р)
Пиво Гиннес темное – 48 000 бр (190р) (сначала хотела местного темного, но его не было, из темного было только это, оказалось невкусным, пичалька и жаба)
Всего счет на 137 000 бр (544р)

Счет унесла официантка, сославшись на то, что у них отчетность. Первый раз вижу, чтобы не оставляли копию клиенту. Еда в меру изысканная для таких цен. Wi-fi и здесь не было, равно как и в Гудвине, на входе в который нам сначала не разобравшись сказали, что есть. Как и в остальном мире, не все в РБ знают, что это такое – wi-fi. Тем более бесплатный 🙂
В меню кафе, был пункт «отечественные продукты». Боги, за что тут так любят этот ужасный советский лексикон? Меня это слово пугает так же, как и «Горком» по радио. Чем хуже слово «местное»? (т.е. local – как и положено).

Эх, сегодня «кафе мечты» с ценами «на 500 рублей обожрались вдвоем и с напитками» мы не нашли! Кажется, столица – даже и в Беларуси столица, все дорого.

С парковками в центре Минска туговато. Оставляли машину на бульваре на Комсомольской ул. (так в тур. карте называется это место – «бульвар на улице», чуднО). В остальных местах знаки «нет парковки» и всяческие перегороженные платные стоянки без свободных мест.


















На обратном пути, когда свернули с проспекта Независимости («Незалежности» по-белорусски, так же, как и в украинском; кофе тоже «кава», кстати) отметила, что не только красиво и богато подсвеченные здания, но и простое освещение тротуаров отсутствует на второстепенных улицах. Главный проспект – зачОт. А вот сверни на параллельную улицу – освещается только дорога. Причем на удивление тускло. Даже не знаю, как этого добиваются. Впечатление от темных улиц не самое приятное.

Проехали мимо Национальной библиотеки, по которой как раз бежали гигантские буквы обращения к нации. Что-то вроде «Будьте бдительны и осторожны с пиротехникой в праздники». Впечатлило.

Едем домой, в Жодино. Народу на дороге мало. Хоть на М-1 и попадаются надписи «платная дорога» и пропускные пункты со шлагбаумами, с нас за все время ни разу не взяли денег за проезд. Просто давали зеленый свет и все.

Приехали в Жодино (вообще-то мы не сразу запомнили название этого нас. пункта и слегка переиначили его, но это не со зла 🙂 ) в половине десятого вечера, купили что-то на 35 460 бр в магазе и в ТЦ на 110 560 бр - продуктов (439р). Сегодня почти не «греемся»; всего бутылочка вина и пару пива 🙂

За ужином обсудили актуальную проблему: вроде как мы собирались здесь жить все время пребывания в РБ, но на завтра окончательно утвердили поездку в Брест. Проехать от Жодино до Бреста и обратно, да еще с осмотром достопримечательностей – совершенно нереально. С другой стороны, сможем ли мы в самый разгар праздников найти приемлемое по цене жилье в Бресте?

Долго совещались и наконец решили, что рискнем. Завтра едем в Брест! Позвонили девушке Марии, которая весьма спокойно восприняла новость о нашем решении. Попросила оставить ключ от квартиры в условленном месте. Еще сказала, что если нам что-то из еды не пригодится – можем оставить. Соседи все равно сюда придут убираться. Подумали и оставили соседям очень много пельменей, в основном, правда, в уже сваренном виде…


История Белоруссии, кратко:

Картинка из вики: Беларусь в 1619 г.

Вопрос этногенеза белорусов и выделения их из восточно-славянского массива является дискуссионным. Идея самостоятельности белорусского народа была впервые выдвинута народнической группой «Гомон», действовавшей среди белорусских студентов в Петербурге в 1880-е годы под влиянием аналогичных украинских групп[4].

Согласно одной из концепций этногенеза, белорусский этнос начал формироваться в VIII—IX веках на базе славянских этнических общностей дреговичей (занимали территорию современной Средней и Южной Белоруссии), кривичей (верхнее и среднее течение Западной Двины и верховья Днепра), радимичей (бассейн реки Сож) и ряда восточно-балтских племён.

Согласно другой версии, является формирование белорусского этноса произошло в составе Великого княжества Литовского и Речи Посполитой.

В X—XI веках практически все восточнославянские союзы племен были объединены в рамках Древнерусского государства — Киевской Руси. Наиболее известные феодальные государственные образования в данный период на территории современной Белоруссии — Полоцкое, Турово-Пинское и Городенское княжества.

К середине Х века Полоцким княжеством правил князь Рогволод, не имеющий отношения к династии Рюриковичей. Около 980 года Рогволод вместе с двумя своими сыновьями был убит князем Владимиром, дочь же его Рогнеду Владимир силой взял в жены. От Рогнеды у Владимира родились три сына: Изяслав (ок. 978—1001), Ярослав (ок. 978—1054) и Всеволод (983/984-до 1013). Изяслав впоследствии (около 989 г.) стал править Полоцким княжеством, от него пошла линия Изяславичей Полоцких, которая являлась ответвлением династии Рюриковичей.

В XIII веке литовский князь Миндовг объединил под своей властью часть литовских и восточнославянских земель, положив начало государству, известному как Великое княжество Литовское. Официальным письменным языком Великого княжества был западнорусский (старобелорусский) письменный язык.

В ходе Ливонской войны ВКЛ, выступившее в 1561 году в поддержку Ливонского ордена, оказалось в тяжёлых условиях. В 1563 году Иван Грозный захватил крупнейший город Великого Княжества Полоцк; появилась угроза столице государства Вильно. В поиске союзника ВКЛ обратилось к Королевству Польскому, с которым его связывали давние связи. Однако предложенные польской короной условия, фактически ведущие к ликвидации государственности ВКЛ, не могли устроить литовскую сторону. Тогда Польское государство присоединило значительную часть земель ВКЛ (территорию современной Украины), что поставило литовскую государственность на грань уничтожения.
Люблинская уния 1569

В итоге в 1569 году Великое княжество Литовское и Королевство Польское подписали Люблинскую унию объединившись на федеративной основе в Речь Посполитую. Избранный в 1575 году король Стефан Баторий сумел возвратить Полоцк и другие города ВКЛ. После этого он осадил Псков, но после неудачной осады тяжёлая война закончилась Ям-Запольским миром в 1582 году.

В середине XVI века белорусские земли в составе Великого княжества Литовского были затронуты процессом Реформации. В Несвиже, Бресте, Клецке и десятках других городов возникли протестантские общины, известными деятелями Реформации в Белоруссии стали Симеон Будный, Василий Тяпинский, Николай Радзивилл Чёрный и другие.

Брестская церковная уния 1596 года подчинила православную церковь на территории Речи Посполитой римскому папе, но это вызвало недовольство части местной православной шляхты. Литовско-белорусская аристократия в массе своей полонизируется, возникает культурный, языковой и религиозный разрыв между высшими и низшими слоями общества.

Белорусские земли на протяжении столетий были ареной кровопролитных войн, сопровождавшихся голодом, эпидемиями и массовыми миграциями населения. Так, с 1648 года в ходе гражданской войны и Русско-польской войны 1654—1667 гг. Белоруссия лишилась почти половины своего населения[7][8]. Опустошительная Северная война 1700—1721 гг. стоила Белоруссии около трети населения .

В конце XVIII века в результате трёх разделов Речи Посполитой (1772, 1793, 1795), практически вся территория современной Белоруссии присоединена к Российской империи.

В 1806 году к Российской империи отошла ещё часть белорусских земель вместе с городом Белосток.

Во время войны 1812 года и нашествия французской армии под руководством Наполеона территория Белоруссии сильно пострадала, погибло множество людей.

Так как полонизированная белорусская шляхта была нелояльна к России, власти в первой половине XIX века предприняли ряд шагов по облегчению участи крестьян. Кроме того, была инициирована политика «разбора шляхты», согласно которой лица, претендовавшие на дворянские (шляхетские) звания, были обязаны предоставить веские доказательства. Определённое количество людей в результате лишилось дворянского статуса.

Революционная волна начала XX века способствовала подъёму новой волны белорусского национального движения.

В Первую мировую войну (1914—1918) территория Белоруссии вновь стала ареной кровопролитных боевых действий: в 1915 г. Германией были оккупированы западные её земли, а с марта 1918 (после подписания Брестского договора) — вся территория.

25 марта 1918 г. представители нескольких национальных движений в условиях немецкой оккупации объявили о создании независимой Белорусской Народной Республики (БНР).

В 1918 году именно благодаря усилиям Рады БНР на той части белорусской территории, что находилась под немецкой оккупацией, не было массового голода[11]. После ухода немецких войск территория, на которой функционировали структуры БНР, была без масштабного сопротивления занята Красной Армией, правительство БНР было вынуждено эмигрировать в Вильно.

27 февраля 1919 года ССРБ объединилась с Литовской ССР в Литовско-Белорусскую Советскую Социалистическую Республику (сокр. Литбел), просуществовавшую до августа 1919 года. При этом земли востока Белоруссии вошли в состав РСФСР.

В феврале 1919 г. польские войска вторглись на территорию Белоруссии. 8 августа польские войска заняли Минск, который был отбит Красной Армией только в июле следующего года[13].

По результатам Рижского мирного договора 1921 года к Польше отходили территории Западной Белоруссии, находящиеся к востоку от Линии Керзона, на которых преобладало белорусское население.

31 июля 1920 произошло второе провозглашение ССРБ. В 1922 году ССРБ (с этого времени — Белорусская Социалистическая Советская Республика, БССР) вошла в состав СССР.

Территория Западной Белоруссии и прилегающие к ней украинские, литовские и польские территории была разделена властями Польши между 4 воеводствами: Белостокским, Виленским, Новогрудским и Полесским.

На территории Западной Белоруссии польское правительство не соблюдало положения Рижского договора о равноправии всех этнических групп. Только до марта 1923 г. из 400 существовавших белорусских школ осталось 37. Одновременно в Западной Белоруссии было открыто 3380 польских школ. В 1938—1939 оставалось только 5 общеобразовательных белорусских школ. 1300 православных церквей было преобразовано в католические, нередко с применением насилия.[19] По данным «Энциклопедии Истории Белоруссии», в период 1921-39 гг с этнических польских земель в западную Белоруссию было переселено около 300 тыс. колонистов-«осадников», а также польских чиновников разных категорий. Осадникам передавались имения, принадлежащие лицам, «враждебным Польше» и государственные земли.

В середине 30-х годов 43 процента западных белорусов были по-прежнему безграмотными, а студентов-белорусов во всей Польше не насчитывалось и 200 человек. К 1939 году все школы были преобразованы в польские, а 300 из 500 православных храмов стали костёлами.[22] Десятки тысяч людей эмигрировали в Западную Европу и Америку, прежде всего из-за аграрного перенаселения, безработицы и низкой заработной платы.

На основании договора о разделе сфер влияния между Германией и СССР, в сентябре 1939 года советские войска заняли территорию Западной Белоруссии.
Белорусская ССР на 1 марта 1940 г.

22 октября 1939 состоялись выборы в Народное собрание Западной Белоруссии, которое работало 28—30 октября в Белостоке. Оно приняло ряд важных решений, в том числе декларацию о вхождении Западной Белоруссии в состав БССР и решения о национализации промышленности и конфискации земель помещиков. 14 ноября 1939 года на внеочередной Третьей Сессии Верховного Совета БССР был принят Закон о принятии Западной Белорусии в состав Белорусской Советской Социалистической Республики.

В начале Великой Отечественной войны территорию Белоруссии оккупировали немецкие войска. Территория Белоруссии была объявлена генеральным округом в составе Рейхкомиссариата Остланд. Некоторая часть территории Западной Белоруссии (т. н. Bezirk Bialystok, включающий в себя Белосток и Гродно) предполагался к включению в состав германской Восточной Пруссии. В декабре 1943 было создано правительство Белорусской центральной рады, которая имела в основном совещательные и карательные функции.

19 сентября 1991 г. Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР) была переименована в Республику Беларусь, были приняты новый государственный герб и новый государственный флаг, а позднее — новая Конституция и гражданский паспорт.
из Википедии

Белоруссия, отчет, часть 2: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *