Александр Архангельский в сообществе Дюаристов

Если бы мне нужно было за пять минут рассказать историю XX столетия с переходом в XXI век, то я бы снял мультфильм в четырех частях.

Начало века. Дощатый забор, палисадничек, дом с мезонином. Наезд на крупность: под круглым абажуром за круглым столом сидит семейство. Папаша с пышной бородой, упитанная мама, куча деток, мал мала. Пузатый заварочный чайник, пухлая рука хозяйки, желтая струя. За окнами темень, в ней клубятся страхи, закипают войны, революции. Семья сидит лицом к лицу, спиной к стене. За которой все чужое, непонятное. А вокруг простое, милое.

Наплыв, затемнение, диафрагма раскрывается, перед зрителем 50-е. Крашеные стены, кресла в белых чехлах, толстый телевизор. Перед ним на диване семья. Плечом к плечу. Лицом к мерцающему, синему экрану. По которому показывают мир. Далекий, непонятный. Никто не помнит, как зовут соседа, зато все спорят о героях сериала, великих футболистах, манекенщицах и комментаторах. Людей соединяет телевизор, они замыкаются в нем, как разорванные провода.

Наплыв, затемнение, мы в нулевых. Современная отдельная квартира. В центре комнаты лежит ковер. К стенам приставлены компьютерные столики. Члены семьи сидят спинами друг к другу, лицами к экранам. Каждый к своему. Сегодняшнему человеку надо быть наедине со всеми. Со всеми сразу и ни с кем в отдельности. Он теперь спиной к своим, лицом к чужим. Семья — это люди, которые находятся в одной квартире, а живут в отдельных коконах, в своих разделенных сетях.

Последний наплыв, затемнение, выход. Человек на космической станции. Он совершенно один. Мы смотрим на него из космоса. В иллюминаторе большое бледное лицо, испуганные глаза — он знает, что его уносит во Вселенную. На станции есть автономное питание, огромные запасы пищи. Но при аварии повреждена обшивка, во все стороны торчат провода. Как водоросли, колышутся в пустом безвидном небе. Человек стучит кулаком по стеклу: подключите меня!

А в ответ космическая тишина.

Александр Архангельский в сообществе Дюаристов: 4 комментария

  1. Маш,Мордор он не в дожде на улице,знаешь ведь.У тебе что настроение такое было,вот на такую херь,а?Прости ,но пораженцев не переношу.Еще раз прошу извинения за резкость…

  2. Ну, в нашем случае «К стенам приставлены компьютерные столики. Члены семьи сидят спинами друг к другу, лицами к экранам. Каждый к своему.» — это просто такая жизненная реалия.

    А что, точно написано. Я без негатива к этому отношусь. Ну вот так все в жизни, ну и ничего страшного.

    Правда, я считаю еще, что человек в сущности своей не меняется. Каким был сто лет назад таким и остался, антураж тут не особо важен.

    Надо еще наверно добавить, что вообще-то по жизни я человек довольно депрессивный и об окружающей действительности совсем не лестного мнения, хотя так сразу может это по мне и не заметно 🙂

    А Мордор в моем конкретном случае все-таки за окном — в Праге чота никаких проблем не было. Все претензии у меня исключительно к погоде 🙂

  3. Нет,Маш, депрессиности по тебе не заметно.По поводу где сидеть семье,за самоваром или столиками компьютерными, это семья и решает.А вот у Александра Архангельского ни одного мало-мальски приемлемого»крупного плана»нет.Ему все не нравится…

  4. Я не воспринимаю все приведенное выше лично на свой счет и не оцениваю это никак. Это просто аллегория, выжимка, иллюстрация на тему течения времени и немного философии. Я тут не вижу никакой негативной оценки автора, просто точно найденные образы. Тем и интересно 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *